Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Международное право (Семинары)

Поняття заборонених засобів ведення військових дій. Обмеження методів ведення бойових дій

Особенности международно-правового регулирования ведения вооруженной борьбы на море и в воздушном пространстве

Международное гуманитарное право в конфликтах немеждународного характера

 

 

Поняття заборонених засобів ведення військових дій. Обмеження методів ведення бойових дій


Чтобы избежать излишних страданий, ничем не оправданных жертв среди мирного населения, сопряженных с военными действиями, МГП устанавливает принцип ограничения в выборе воюющими методов и средств ведения войны, который выражается в формуле: «воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю» (ст. 22 Положения о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.). Он нашел подтверждение в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 г.: «Право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным» (ст. 35).

К запрещенным методам ведения войны относятся следующие действия: 

- предательское убийство или ранение лиц, принадлежащих к войскам неприятеля; 

- нападение на лиц, вышедших из строя; 

- взятие заложников; 

- отдача приказа не оставлять никого в живых, угрожать этим или вести военные действия на этой основе; 

- принуждение лиц служить в вооруженных силах неприятельской державы; 

- бомбардировка незащищенных городов; 

- использование не по назначению отличительных национальных и международных защитных эмблем и др.

Перечисленные методы ведения войны в качестве запрещенных нашли отражение в ряде международно-правовых актов: Положении о законах и обычаях сухопутной войны (ст. 22, 23), Женевских конвенциях 1949 г. (ст. 3, 50,130 и 147 соответственно), а также в Дополнительном протоколе I (ст. 35, 75, 85).

К запрещенным средствам ведения войны МГП относит те, которые причиняют излишние страдания своими поражающими свойствами: 

- взрывчатые и зажигательные пули, а также пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле (соответствующие Декларации 1868 и 1899 гг.); 

- снаряды, имеющие единственным назначением распространение удушающих или вредоносных газов (Декларация 1899 г.); 

- яд и отравленное оружие, удушливые, ядовитые или другие подобные газы (Гаагское положение 1907 г., Женевский протокол 1925 г.); 

- бактериологические средства (Женевский протокол 1925 г.; Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г.); 

- средства воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда (Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г., п. 3 ст. 35, ст. 55 Дополнительного протокола I).

Нормы МГП запрещают применение и конкретных видов обычного оружия неизбирательного действия, использование которого вызывает чрезмерные повреждения или страдания: оружие, основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, не обнаруживаемыми в человеческом теле рентгеном, кассетные, шариковые бомбы, мины-ловушки (Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г. и протоколы к ней).

Запрещается подвергать гражданское население, отдельных гражданских лиц или гражданские объекты нападению с применением зажигательного оружия, а также военный объект, расположенный в районе сосредоточения гражданского населения. Нормы МГП запрещают превращать леса или другие виды растительного покрова в объект нападения с применением зажигательного оружия, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов или другие военные объекты.

В 1995 г. Протоколом IV дополнена Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. В соответствии с этим документом запрещается применять лазерное оружие, специально предназначенное для использования в боевых действиях с тем, чтобы не причинить постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оптические приборы. В мае 1996 г. в Протокол II к названной Конвенции были внесены поправки, согласно которым запрещается применять противопехотные мины, не являющиеся дистанционно устанавливаемыми минами; дистанционно устанавливаемые противопехотные мины, которые не соответствуют положениям о самоуничтожении и самодезактивации; дистанционно устанавливаемые мины, не являющиеся противопехотными минами, если они не оснащены эффективным механизмом самоуничтожения или само нейтрализации, спроектированным таким образом, чтобы мина уже не функционировала как мина, когда она больше не служит военной цели, для которой была установлена.

Мировому сообществу после продолжительных усилий удалось запретить химическое оружие. Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. предусматривает обязательства государств не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать или не сохранять химическое оружие, не передавать его прямо или косвенно кому бц.то ни было, а также не применять его и не проводить любые военные приготовления к его применению, не помогать, не поощрять или не побуждать кого бы то ни было к проведению деятельности, запрещенной этим документом.

В 1997 г. в Оттаве была подписана Конвенция о запрещении применения, накопления запасов и передачи противопехотных мин и об их уничтожении. В целях ограничения распространения противопехотных мин в России был издан Указ Президента РФ от 01.12.1997 № 1271 «О продлении моратория на экспорт Российской Федерацией противопехотных мин».

Отдельно следует сказать о ядерном оружии. В международном праве нет общепризнанной нормы, которая запрещала бы применение ядерного оружия. Известен лишь ряд международно-правовых актов, направленных на ограничение его количества и дальнейшего качественного совершенствования, на сужение сферы его пространственного распространения.

В этом отношении вызывает интерес запрос ГА ООН в Международный Суд относительно правомерности использования ядерного оружия или угрозы его применения.

Международный Суд пришел к выводу о том, что, во-первых, не существует ни одной международно признанной нормы, которая прямо запрещала бы при любых обстоятельствах использование ядерного оружия или угрозу его применения в ходе вооруженного конфликта; во-вторых, Суд единодушно констатировал, что любой случай применения ядерного оружия подпадает под действие норм и требований МГП.

Из этого следует, что, хотя формального запрета на применение ядерного оружия международное сообщество пока еще не выработало, по техническим характеристикам, поражающим факторам, последствиям его применения оно подпадает под ограничения, существующие в МГП.

 

 


Особенности международно-правового регулирования ведения вооруженной борьбы на море и в воздушном пространстве


Начало регулированию боевых действий на море было положено Декларациями о праве морской войны 1856 и 1909 гг., восьмью Гаагскими конвенциями 1907 г.

Развитие методов и средств ведения вооруженной борьбы на море в ходе и после окончания первой мировой войны показало, что Гаагские конвенции и традиционное обычное право не соответствовали складывающимся во время боевых действий отношениям. Необходимость учета особенностей использования подводных лодок привела к принятию Правил о действиях подводных лодок по отношению к торговым судам в военное время 1936 г. (Приложение к Лондонскому протоколу), заключению Нионского соглашения 1937 г. Однако эти попытки регулирования новых методов ведения боевых действий на море не решили проблему, которая в дальнейшем еще более обострялась из-за широкого использования самолетов, морских мин и ракет дальнего действия. Это привело к тому, что в ходе второй мировой войны отмечались многочисленные случаи неизбирательного потопления судов, включая госпитальные.

Включение некоторых норм, содержащихся в документах второй Гаагской международной мирной конференции в тексты второй Женевской конвенции 1949 г. и Протокола I, к сожалению, также не устранило отставания международного права, регулирующего использование силы в военно-морских операциях, от развития методов и средств морской войны, других отраслей международного права — воздушного, морского, экологического и т.д. Например, конфликт из-за Фолклендских (Мальвинских) островов показал отрицательное воздействие на эффективность действий госпитальных судов положения, предусмотренного второй Женевской конвенцией, о запрещении госпитальным судам использовать секретный код. Замена положениями Протокола I, касающимися нападений, положений Конвенции о бомбардировании морскими силами во время войны 1907 г. урегулировала только нападения с моря, наносящие непосредственный ущерб гражданскому населению, находящемуся на суше. В то же время эти положения Протокола I не распространяются на случаи нападения морских сил на море, в частности на суда и летательные аппараты.

Таким образом, давно назрела необходимость пересмотра положений международного права, применимого к вооруженным конфликтам на море. Не случайно в VII резолюции XXV Международной конференции Красного Креста отмечалось, что «некоторые разделы международного гуманитарного права, применимого к военным действиям на море, нуждаются в подтверждении и разъяснении в свете существующих основополагающих принципов международного гуманитарного права» и в связи с этим призвала «правительства соответствующим образом скоординировать свои усилия на соответствующих форумах, с тем, чтобы рассмотреть необходимость и возможность приведения положений международного гуманитарного права, применимого к вооруженным конфликтам на море, в соответствие с требованиями современности».

Одним из шагов, направленных на реализацию этой задачи, явилась разработка экспертами из 24 стран и принятие в июне 1994 г. Руководства Сан-Ремо по международному праву, применимому к вооруженным конфликтам на море. Эксперты считали, что создание такого документа поможет внести ясность в существующие обычные и договорные нормы международного права, применимые к вооруженным конфликтам на море, а также наметить перспективные предложения для дальнейшей кодификации данного раздела отрасли. Таким образом, Руководство Сан-Ремо, не являясь документом, обязательным к исполнению, позволяет определить области современного обычного международного права, применимого к военным действиям на море, по которым существует согласие государств.

Театр морской войны включает в себя территориальные и внутренние воды воюющих государств, открытое море и воздушное пространство над ними. При этом ведение войны в открытом море не должно нарушать свободы плавания судов государств, не участвующих в данной войне, включая суда нейтральных государств.

К дозволенным методам и средствам ведения войны на море относятся: морская блокада, бомбардировка военно-морскими силами, установление зон, ракеты и другие снаряды, торпеды и мины.

В соответствии с положениями современного международного права военно-морская блокада должна отвечать таким принципам, как законность, гласность, эффективность.

Принцип законности означает, что военно-морская блокада может устанавливаться только в определенных международным правом случаях и поддерживаться сочетанием законных методов и средств ведения морской войны. Военно-морская блокада будет признана законной если она, во-первых, осуществляется государством в соответствии со статьей 51 Устава ООН как его неотъемлемое право на самооборону или, во-вторых, может предприниматься в мирное время по решению Совета Безопасности для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.

Установление и поддержание блокады сочетанием законных методов и средств ведения морской войны должно обеспечивать ее проведение без нарушения определенных правил. Так, военно-морская блокада не должна преграждать доступ к портам и берегам нейтральных государств и применяться на равных основаниях к судам всех государств. О прекращении, временном снятии, восстановлении, продлении и иных изменениях должно объявляться, и сведения об этих изменениях должны направляться всем воюющим и нейтральным государствам. Блокирующая сторона должна разрешать пропуск продуктов питания, медикаментов для гражданского населения или раненых и больных из состава вооруженных сил.

Кроме того, объявление или установление военно-морской блокады запрещается, если:

а) ее единственная цель состоит в том, чтобы вызвать голод среди гражданского населения или лишить его других предметов, необходимых для его выживания;

б) ущерб, причиняемый гражданскому населению, чрезмерен или ожидается, что он будет чрезмерен по сравнению с прямым военным преимуществом, которое предполагается получить в результате блокады.

Выполнение принципа гласности обеспечивается объявлением блокады, уведомление о которой направляется всем воюющим и нейтральным государствам. При объявлении военно-морской блокады должно быть определено ее начало, продолжительность, месторасположение, масштабы и период, в течение которого суда нейтральных государств могут покинуть блокированное побережье.

 

 


Международное гуманитарное право в конфликтах немеждународного характера


Рост числа конфликтов немеждународного характера и отличающая их жестокость придают особое значение распространению на них определенных гуманитарных норм. Основные общепризнанные нормы относительно конфликтов немеждународного характера содержатся в ст. 3, общей для всех Женевских конвенций 1949 г. То обстоятельство, что положения ст. 3 являются общепризнанной обычной нормой, было подтверждено и Международным судом ООН в решении по делу "Никарагуа против США".

Статья 3 содержит, как в ней и подчеркивается, минимальные требования. Лица, которые не принимают участия в военных действиях, в том числе и прекратившие участие, должны пользоваться гуманным обращением. В этих целях запрещены посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность, взятие заложников, посягательство на человеческое достоинство, внесудебное осуждение или наказание. В статье указано, что применение ее положений не затрагивает юридического статуса сторон в конфликте и потому участники вооруженного мятежа после захвата могут быть преданы суду.

Немеждународным конфликтам посвящен второй Дополнительный протокол 1977 г. Следует при этом учитывать, что в процессе его принятия ряд государств выразили обоснованное сомнение в существовании соответствующих обычных норм. Несмотря на многочисленные конфликты немеждународного характера, как их участники, так и иные государства практически не ссылаются на Протокол. В результате признание его положений в качестве обычных норм откладывается.

Статья 5 Устава Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии признала серьезные нарушения Женевских конвенций в качестве преступлений, также если они совершены в конфликтах немеждународного характера. Соответствующие положения содержит и Статут Международного уголовного суда (ст. 8).

Второй Дополнительный протокол подчеркивает необходимость уважения прав человека и в немеждународных вооруженных конфликтах.

Во внутренние конфликты вовлекается значительное число подростков. Второй Дополнительный протокол предусматривает запрещение привлечения детей до 15 лет к участию в вооруженных конфликтах.

Как известно, в Чечне это положение не соблюдалось. Если тем не менее такой подросток все же принимал участие и был задержан, ему предоставляются необходимые гарантии, включая возможность продолжить образование.

Принудительное перемещение населения может иметь место только по соображениям его безопасности. Учреждения и памятники культуры должны щадиться; это относится и к религиозным объектам. Во внутренних конфликтах такие учреждения и объекты зачастую подвергаются массовому разрушению.

Что же касается методов и средств ведения военных действий, то здесь, очевидно, следует руководствоваться соответствующими нормами, относящимися к международным конфликтам. Применение правительством Ирака в 1980 г. химического оружия против курдских селений вызвало широкий протест в мире.

Раненые и больные. Национальные общества Красного Креста и Красного Полумесяца могут оказывать гуманитарную помощь жертвам конфликта. Поощряется участие гражданских лиц в сборе раненых и больных и в оказании им помощи. Если население страдает из-за отсутствия необходимого снабжения, то, с согласия государства, в таком снабжении может оказываться иностранная помощь на одинаковых для всего населения началах.

Стороны в конфликте обязаны принимать все необходимые меры к розыску и спасению раненых, которым обеспечивается гуманное обращение, включая медицинскую помощь. Медицинский персонал, служители церкви подлежат уважению и защите. Медицинские учреждения и транспорт не могут быть объектом нападения (вспомним захват дудаевцами больницы в Буденновске и превращение больных в заложников). Покровительство прекращается в случае использования медицинского учреждения или транспорта в военных целях. Для обозначения медицинского учреждения используются те же знаки, что и в международном конфликте.
Задержанные. В конфликте немеждународного характера употребление термина "военнопленный" неверно юридически и политически. Здесь речь идет о "задержанных", которые статусом военнопленного не обладают. Тем не менее за ними предусмотрены определенные права. Общие условия содержания и работы, которая может носить принудительный характер, должны в принципе соответствовать тем, которыми пользуется местное население.

 

Условия содержания мест заключения в общем аналогичны тем, что предусмотрены для лагерей военнопленных и интернированных в международных конфликтах: удаление от места боев, медицинская помощь. Допускается переписка, которая может быть ограничена. В момент окончания задержания принимаются меры к обеспечению безопасности освобождаемых.

Мирное население. Мирное население подвергается особому риску во внутренних конфликтах. Согласно Дополнительному протоколу население не должно подвергаться нападению, запрещены действия, а также угрозы, преследующие цель запугать население. Недопустимы также нападения на объекты, необходимые для жизни мирных граждан, включая запасы продовольствия, места его производства, источники воды. Оговаривается недопустимость нападения на объекты, содержащие опасные силы, например плотины, ядерные электростанции, очевидно, и нефтепромыслы.

Категорія: Международное право (Семинары)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter