Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Международное право (Семинары)

Понятие и перечень источников международного права

Международный обычай в системе источников международного права

Международный договор в системе источников международного права

Общие принципы права как источник международного права

Односторонние акты государств как источник международного права

Акты международных организаций как источник международного права

 

 

Понятие и перечень источников международного права


Понятие "источник права" впервые было предложено римским ученым Титом Ливию, который в известной работе "История Рима от основания города" называет Закон XII таблиц источником всего публичного и частного права, которое, кстати, так и остается, но уже как исторический источник.

Сложность определения этого понятия связана с его многозначностью. 

Источник права -

а) в материальном смысле - общественные отношения, обусловливающие содержание норм права, формы собственности и др.

б) в идеологическом смысле - различные правовые учения доктрины, правосознание и т.д.

в) как источника познания - все, что включает в себе данные, с помощью которых можно узнать характер и содержание права различных государств в разные периоды их истории

г) исторические источники, которые раньше имели значение действующего права.

Источники международного права — это формы, в которых выражены правила поведения субъектов международных от­ношений и которые сообщают этим правилам качество международно-правовой нормы.

Сами государства, международные организации и (в пре­дусмотренных случаях) некоторые другие субъекты, согласуя свои интересы, определяют не только содержание междуна­родно-правовых норм, но и внешнюю форму их существования. Надлежащая оценка источников международного права обуслов­лена реальными процессами нормотворческой деятельности.

Традиционно сложились и на протяжении веков применя­лись два источника международного права — международный договор и международный обычай. Их широчайшее распростра­нение в практике международных отношений — с учетом, ес­тественно, того уже отмеченного обстоятельства, что кодифи­кация и прогрессивное развитие международного права сопро­вождаются вытеснением обычая из большинства сфер регули­рования и его заменой договором, — породило представление о том, что только они являются и способны быть источниками международного права.

Между тем дипломатическая практика государств, деятель­ность проводимых государствами международных конферен­ций, функционирование международных межправительствен­ных организаций свидетельствуют о рождении новых форм во­площения международно-правовых норм в виде актов между­народных конференций и совещаний и актов международных организаций. Имеются в виду не все такого рода акты, ибо в принципе документы конференций, совещаний, организаций имеют декларативный либо рекомендательный характер, а имен­но те акты, которые принимаются в целях установления и за­крепления новых правил поведения и взаимоотношений госу­дарств, самих международных организаций, а также других субъектов.

Применительно к современному состоянию международного правового регулирования можно констатиро­вать существование четырех разновидностей источников меж­дународного права: международные договоры, международные обычаи, акты международных конференций, акты международ­ных организаций и международных органов.

В систему международно-правового регулирования наря­ду с источниками, т. е, нормативными юридическими актами и обычаями, входят правоприменительные акты, исходящие от самих государств и международных организаций, а также от международных и национальных судебных учреждений, иных организаций и органов, в том числе на уровне отдельных госу­дарств.

Внутригосударственные законы не рассматриваются как источники международного права, поскольку они выражают интересы отдельного государства, принимаются и действуют в пределах его внутренней компетенции Однако их содержание не безразлично для международно-правового регулирования. Bo-первых, определенные законы, соответствующие закономерно­стям межгосударственного общения, оказывают позитивное влияние на создание новых норм международного права. Во-вторых, наличие в нескольких или многих государствах родст­венных по содержанию законов в сфере, близкой к предмету международно-правового регулирования, может свидетельст­вовать о становлении международного обычая, признаваемого государствами. В-третьих, в процессе взаимного общения госу­дарства должны уважать законы друг друга, затрагивающие вопросы такого общения и не противоречащие общепризнан­ным принципам и нормам международного права, соизмерять свои действия с этими законами. В-четвертых, надлежащая реализация многих международно-правовых норм обусловлена согласованными и взаимодействующими с ними национальны­ми законами.

 

 


Международный обычай в системе источников международного права


Характеристика этого источника международного права дана в упомянутой выше ст. 38 Статута Международного Суда ООН: международный обычай — "доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы".

Обычай приобретает юридическое значение в результате однородных или идентичных действий государств и определен­ным образом выраженного ими намерения придать таким дей­ствиям нормативное значение. Длительная повторяемость, т. е. устойчивая практика, — это традиционное основание призна­ния обычая как источника права (таково, например, становле­ние в качестве источника обычая в отношении исторических заливов государств). Однако возможно рождение обычая в ка­честве источника права в короткий промежуток времени (так случилось с почти мгновенным признанием государствами сво­боды использования космического пространства, позднее полу­чившей договорное закрепление).

Поскольку при переходе от обычая к договору новый ис­точник заменяет прежний только для участвующих в договоре государств типичны ситуации, когда по одному и тому же во­просу применяются одновременно оба источника — и между­народный договор, и международный обычай, но каждый при­менительно к "своей" группе государств. Например, правила, регламентирующие дипломатические иммунитеты, проистека­ют из Венской конвенции о дипломатических сношениях для участвующих в ней государств и из многовекового обычая для государств, не участвующих по каким-либо причинам в Конвенции.

При этом во многих договорах формулируется положение о сохранении и дальнейшем применении обычаев по вопросам, не решенным в договорах. Так, в преамбуле Венской конвенции о дипломатических сношениях подтверждается, что нормы международного обычного права будут продолжать регулиро­вать вопросы, прямо не предусмотренные положениями настоя­щей Конвенции".

При сопоставлении договора и обычая как источников ме­ждународного права следует иметь в виду, что договор концен­трирует определенную совокупность тематически однородных норм, а обычай — это почти всегда одна норма, вследствие чего понятия обычая как нормы и обычая как источника права пере­плетаются.

 

 


Международный договор в системе источников международного права


Международный договор определяется Венской конвенци­ей о праве международных договоров как "международное со­глашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования" (имеется в виду практика использования таких наименований, как "до­говор", "конвенция"," "соглашение" "протокол", "устав" и т. д., при этом учитывается значение термина "договор" как родово­го понятия для всех нормативных актов в договорной форме). Аналогичное определение международного договора дано в Вен­ской конвенции о праве договоров между государствами и меж­дународными организациями или между международными ор­ганизациями (естественно, с учетом своеобразия сторон в таких договорах).

Венская конвенция о праве международных договоров пре-зюмирует возможность заключения договоров между государ­ствами и другими субъектами международного права или меж­ду такими другими субъектами международного права, из чего следует, что сторонами международных договоров могут быть не только государства и международные организации. Тот факт, что эти договоры не входят в сферу применения данной Кон­венции, не затрагивает их юридической силы.

Конвенция не исключает возможности заключения между­народных соглашений "не в письменной форме", т. е. устных (так называемых джентльменских) соглашений, но они, скорее, относятся к былым временам, чем к современности.

Международный договор может, как это и предусмотрено в Конвенции, представлять собой не один, а несколько взаимо­связанных документов. Нередко к основному договору дается дополнение в виде протокола или приложений, которые расце­ниваются как его составные части.

Международный договор характеризуется как основной источник международного права благодаря трем обстоятельст­вам. Во-первых, договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон, что бла­гоприятствует толкованию и применению договорных норм. Во-вторых, договорным регулированием охвачены ныне все без исключения области международных отношений, государства последовательно заменяют обычаи договорами. В-третьих, до­говоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаи­модействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства. Вполне закономерно государства, заклю­чая Венскую конвенцию о праве международных договоров, признали "все возрастающее значение договоров как источни­ка международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе".

Особое значение приобрели общие многосторонние догово­ры, призванные регулировать отношения, которые представля­ют интерес для международного сообщества государств в це­лом. Подлинная эффективность таких договоров обусловлена закреплением права участия в них всех государств без какой бы то ни было дискриминации и обеспечением реальной уни­версальности таких договоров.

 

 


Общие принципы права как источник международного права


Понятие "общие принципы права" активно обсуждается в связи со ст. 38 Статута Международного Суда ООН, согласно которой Суд наряду с конвенциями и обычаями применяет "общие принципы права, признанные цивилизованными нациями". По этому поводу существуют разные мнения. Сторонники широкого понимания считают, что это понятие охватывает общие принципы естественного права и справедливости и что речь идет об особом источнике международного права. Подобная точка зрения противоречит природе международного права и не подтверждается практикой.

Приверженцы другой концепции полагают, что под общими принципами следует понимать основные принципы международного права. Однако понятие общих принципов права получило известность задолго до признания понятия основных принципов международного права.

Наконец, согласно третьей концепции, под общими принципами понимаются принципы, общие для национальных правовых систем. В основном речь шла о правилах, отражающих закономерности применения норм в любой правовой системе. Для международного права такие принципы важны в силу неразвитости в нем процессуального права.

Чтобы принцип мог войти в систему международного права, недостаточно, чтобы он был общим для национальных правовых систем, необходимо, чтобы он был пригоден для действия именно в этой системе. Он также должен быть включен в международное право, пусть даже в упрощенном порядке, в результате подразумеваемого согласия международного сообщества. Став, таким образом, обычными нормами, общие принципы не могут рассматриваться как особый источник международного права.

То обстоятельство, что общие принципы права должны быть общими не только для правовых систем государств, но и для регулирующих их отношения международных норм, подтверждается практикой. В условиях европейской интеграции судебная практика исходит из того, что общие принципы права - это не только общие принципы национального права государств-членов, но также принципы международного публичного права.

В целом можно сказать, что общие принципы права не играли сколько-нибудь заметной роли в системе международного права. Положение коренным образом изменилось после того, как в качестве общих принципов стали утверждаться основные права человека и другие демократические нормы.

Сегодня общие принципы права служат инструментом сближения международного и национального права, а также унификации конституционного права государств на демократической основе. Эти моменты нашли отражение и в Конституции России. Она не только включила общепризнанные принципы и нормы в правовую систему страны, но и придала особый статус нормам о правах человека (ч. 1 ст. 17).

Все это подводит нас к серьезной новелле в области международного права - к становлению в нем особого общего принципа - принципа демократии.

 

 


Односторонние акты государств как источник международного права


Односторонние акты государств. К таким актам относятся заявления, ноты, выступления гос деятелей и др.

Основным видом односторонних актов явл обязательства (напр обязательство СССР не применять первым ядерное оружие). Другим видом односторонних актов явл признание. Признавая тот или иной юр акт, ситуацию, гос-во уже не вправе поступать вопреки своему признанию. Более того, как правило, признание не может быть отозвано.

Акт обязательства — это одностороннее заявление государства в лице его компетентного органа, что оно берет на себя обязательство об определенном, в соответствии с изложенными в заявлении условиями, поведении в межгосударственных отношениях, ранее не предусмотренное действующими международно-правовыми предписаниями или вносящее в таковые некоторые уточнения, адресованное всем другим государствам или некоторым из них и так или иначе доведенное до их сведения (в частности, в письменной форме).

Признание акта обязательства государствами-адресатами порождает для них корреспондирующие этому обязательству субъективные права, естественно, в соответствии с изложенными в акте обязательства условиями (в частности, касающимися срока действия обязательства).

Акт обязательства в сочетании с актом его признания создает, очевидно, ситуацию заключения межгосударственного соглашения (родовое понятие), в отличие от заключения межгосударственного договора (понятие видовое). Разумеется, односторонние юридические акты обя­зательства и их признание выражают волю заинтересованных государств, а достигнутое тем самым соглашение между ними выражает их согласованную и тем самым общую волю по поводу установления новой или уточнения действующей международно-правовой нормы.

Добавим, что в пределах срока своего действия и при соблюдении иных условий, сопровождающих одностороннее международное обязательство, оно не не подлежит отмене или изменению, т.е. в сочетании с актом признания создает относительно стабильное межгосударственное соглашение.

Акт признания - это акт (действие или бездействие) государства, посредством которого оно в соответствии с действующим международ­ным правом признает правомерной юридически значимую ситуацию, созданную действиями другого государства, поскольку о наличии такой ситуации ему известно или должно быть известно.

Особенностью признания является то, что оно может быть явно выраженным посредством акта компетентного органа, обращенного к другому государству (например, с предложением к вновь возникшему государству установить с ним дипломатические отношения), или же вытекать из его молчаливого поведения, свидетельствующего, что оно продолжает выполнять свои международные обязательства в соответ­ствии с действующими международными договорами или обычноправовыми нормами общего международного права. Незаявление государ­ством протеста против созданной другим государством юридически значимой ситуации в разумный срок обычно рассматривается как ее молчаливое признание, кроме случаев юридической ничтожности при­знания, когда речь идет о действиях государства, нарушающих импе­ративные нормы международного права.

Следующим видом одностороннего акта явл протест (акт противоположный признанию). Этим актом гос-во изъявляет свое возражение против определенной ситуации, претензий и всего того, что может иметь правовые последствия.

Противоположный признанию акт протеста — это заявление го­сударства об отказе признать правомерной юридически значимую си­туацию, созданную поведением другого государства, т.е. квалификация ее в соответствии с действующими международно-правовыми предпи­саниями в качестве противоправной. Протест должен быть явно выра­жен и так или иначе доведен до сведения государства, которому он адресован, а возможно, и до сведения других заинтересованных госу­дарств.

Естественно, что протест должен быть юридически prima facie, т.е. с достаточной степенью очевидности, обоснованным и в принципе может быть оспорен государством, которому он адресован.

Следующим видом одностороннего акта явл отказ, кот означает, что гос-во отказывается от права, претензии, компетенции, кот перестают с этого момента существовать. Отказ носит окончательный и бесповоротный характер. Особым случаем молчаливого отказа явл эстоппель (estoppel - лишение права возражения), кот был заимствован из английского общего права, где он означает, что сторона связана своими действиями и не может предъявлять требования в ущерб другой стороне, кот положилась на эти действия и вела себя соответственно.

Источниками международных обязательств государств являются, далее, акты-предписания государствам — членам международных организаций или органов, имеющие для таких государств обязательный характер в силу учредительных актов этих организаций или органов или приобретшие такой характер в силу четко установившейся практики данной организации или органа.

 

 


Акты международных организаций как источник международного права


Статус актов международных межправительственных ор­ганизаций определяется их уставами. В пределах своей компе­тенции органы этих организаций принимают, как правило, акты-рекомендации либо акты правоприменительного характера. Так, согласно ст. 10,11, 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея упол­номочена "делать рекомендаций", а согласно ст. 25 члены ООН подчиняются решениям Совета Безопасности, но сами эти ре­шения связаны с его правоприменительной деятельностью.

Сама по себе международная организация не вправе пре­вращаться в международного "законодателя". Вместе с тем го­сударства — члены организации — могут использовать органи­зацию для нормотворческой деятельности. На сессиях Генераль­ной Ассамблеи ООН принимаются резолюции, фиксирующие одобрение от имени организации разработанных в ее рамках международных договоров. Так было в отношении Договора о нераспространении ядерного оружия (1968 г.), Конвенции о ме­ждународной ответственности за ущерб, причиненный косми­ческими объектами (1971 г.), Международных пактов о правах человека (1966 г.), Международной конвенции о борьбе с захва­том заложников (1979 г.) и других актов. В этих случаях текст договора публикуется в документах ООН в виде приложения к резолюции Генеральной Ассамблеи. Но именно договор (после его подписания государствами и вступления в силу), а не резо­люция, приобретает значение источника международного пра­ва. Аналогичный метод применяется и в других международ­ных организациях универсального характера. Несколько при­меров: в рамках Международного агентства по атомной энер­гии были приняты тексты Конвенции об оперативном оповеще­нии о ядерной аварии и Конвенции о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации (1986 г.), в рам­ках Международной организации труда — текст Конвенции о племенных и ведущих коренной образ жизни народах в неза­висимых странах (1989 г.), в рамках Организации Объединен­ных Наций по вопросам образования, науки и культуры — Кон­венция о мерах, направленных на запрещение и предупрежде­ние, незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (1970 г.). Вместе с тем выделяются сво­ей особой юридической значимостью те акты международных организаций, которым самими государствами-членами прида­ется нормативный характер. Такие резолюции принимаются главными (высшими) органами организаций в соответствии с их функциями в тех случаях, когда эффективное осуществление этих функций невозможно без создания новых форм междуна­родного права и, следовательно, придания резолюциям статуса источников международного права.

Можно считать общепризнанной обязательную юридиче­скую силу норм резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г. Декларация о предоставлении неза­висимости колониальным странам и народам". Этот акт не ограничивался подтверждением или толкованием действовав­ших в то время международно-правовых норм, а в соответст­вии с целями и принципами Устава ООН установил новые им­перативные нормы относительно полного запрещения колониа­лизма и обязанности немедленного предоставления независи­мости народам колоний. Это означало новое, по сравнению с гл. XI-XIII Устава ООН, решение вопросов, затрагивающих статус не самоуправляющихся территорий и международной системы опеки. Примечательно, что в последующих документах ООН и в актах нашего государства ссылки на положения Дек­ларации равнозначны по юридической характеристике ссыл­кам на международные договоры.

Спорной считается в науке оценка резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г. "Декларация о принципах международного права, касающихся дружествен­ных отношений и сотрудничества между государствами в соот­ветствии с Уставам Организации Объединенных Наций". Суж­дение о том, что роль Декларации сводится к толкованию уже закрепленных в Уставе ООН принципов, вызывает возраже­ние, поскольку в Декларации осуществлена конкретизация прин­ципов Устава, сформулированы права и обязанности государств согласно каждому принципу. Такая конкретизация есть не что иное, как нормотворчество. Соответственно акт кодификации и конкретизации основных принципов есть по сути своей норма­тивный акт, т. е. источник международного права.

Своеобразна нормотворческая роль Генеральной Ассамб­леи ООН в принятии поправок к Уставу ООН и к Статуту Ме­ждународного Суда ООН. Согласно ст. 108 Устава и ст. 69 Ста­тута поправки принимаются Генеральной Ассамблеей и рати­фицируются государствами — членами ООН. В практике дея­тельности ООН такие резолюции, касавшиеся ст. 23, 27, 61, 109 и имевшие нормативный характер, принимались трижды — в 1963, 1965 и 1971 гг.

Недавно в нормотворческую деятельность включился и Совет Безопасности ООН, решения которого до сих пор ограни­чивались правоприменением. Значение источника международ­ного права имеет утвержденный его резолюцией 827 от 25 мая 1993 г. Устав (Статут) Международного трибунала с целью су­дебного преследования лиц, ответственных за серьезные нару­шения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии.

Относительно деятельности некоторых других междуна­родных организаций можно констатировать принятие ими административно-регламентационных актов типа стандартов Ме­ждународной организации гражданской авиации (ИКАО), са­нитарных правил Всемирной организации здравоохранения, правил МАГАТЭ по безопасному обращению с радиоактивны­ми материалами. Возможность принятия правил в рамках Ме­ждународного органа по морскому дну предусмотрена в Кон­венции ООН по морскому праву (ст. 160, 162 и др.). При положительном отношении государств такие правила могут восприни­маться как нормативные положения.

В рамках ООН и других международных организаций дей­ствуют принимаемые их органами акты, относящиеся к их внут­ренней жизнедеятельности, но содержащие не только правила внутриорганизационного характера, но и нормы взаимоотноше­ний организации (ее органов и государств-членов (например, предписания резолюций Генеральной Ассамблеи о взносах го­сударств-членов в бюджет ООН). Совокупность таких норма­тивных положений принято называть внутренним правом ООН либо внутренним правом какой-либо иной организации.

Категорія: Международное право (Семинары)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter