Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Международное право (Семинары)

Правовой режим исключительной экономической зоны

Понятие, границы и правовой режим континентального шельфа

Открытое море. Правовой режим. Свободы открытого моря

 

 

Правовой режим исключительной экономической зоны


Исключительная экономическая зона

Институт исключительной экономической зоны (ВСЗ) является новеллой в развитии международного права, появилась в процессе работы III Конференции ООН по морскому праву. Этот институт является компромиссом между двумя подходами в морском праве: установлением 200 мыльного территориального моря и сохранением наибольшей степени режима открытого моря в сочетании с преференциальным правами прибрежных государств в области рыболовства. Положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. о ВСЗ является частью "пакета" взаимообусловленных решений по всем вопросам международного морского права.

В ст. 65 Конвенции 1982 г. определено, что СЭЗ - это район, который находится за пределами территориального моря и прилегающий к нему, что подпадает под особый правовой режим (ст. 55-75), согласно которому права и юрисдикция прибрежного государства, права и свободы других государств регулируются соответствующими положениями настоящей Конвенции.Ширина ВСЗ не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Прибрежное государство в ВСЗ имеет:

a) суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов как живых, так и неживых в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработки указанной зоны, таких, как производство энергии путем использования воды, течения и ветра;

b) юрисдикцию, предусмотренную в соответствующих положениях Конвенции 1982 г., по:

с) создания и использования искусственных островов, установок и сооружений;

d) морских научных исследований;

е) защиты и сохранения морской среды;

f) другие права и обязанности, предусмотренные в настоящей Конвенции (п. 1 ст. 56).

ВСЗ является разновидностью зон функциональной юрисдикции прибрежного государства в пределах открытого моря, то есть по юридической природе эта зона - международная территория общего пользования (часть открытого моря), но с особым правовым режимом. Специфика этого режима обусловлена ??сочетанием прав и обязанностей прибрежного государства и всех других государств. Прибрежное государство при осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей в ВСЗ обязана должным образом учитывать права и обязанности других государств, а последние - прибрежного государства.

Доминантой в правовом режиме СЭЗ является сбалансированное сочетание ресурсных прав прибрежного государства и прав других государств, основанных на свободах открытого моря, как свобода судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и др., Соответствующие международному праву.

По положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. признание за прибрежным государством суверенных прав на живые ресурсы СЭЗ сочетается с правом других государств на излишки допустимого улова в порядке, предусмотренном в указанной Конвенции. Минеральные ресурсы СЭЗ осваиваются в порядке, предусмотренном для континентального шельфа: их разработка, включая предоставление допуска третьим государствам, является исключительным правом прибрежного государства. В отличие от допуска к живым ресурсам ВСЗ, допуск других государств к минеральным ресурсам зоны не зависит от степени их разработки прибрежным государством.

Прибрежное государство при осуществлении своих суверенных прав на разведку, эксплуатацию, сохранение живых ресурсов и управлению ими в ВСЗ имеет право принимать такие меры, как осмотр, инспекция, арест и судебное разбирательство, которые могут быть необходимы для обеспечения соблюдения законов и правил, принятых в соответствии с Конвенции 1982 г.

Арестовано судно и его экипаж освобождаются незамедлительно после предоставления соответствующего залога или другого обеспечения.

Наказаниях, налагаемых прибрежным государством за нарушение законов и правил рыболовства в СЭЗ, не могут включать тюремное заключение, если нет соглашения заинтересованных государств об обратном, или любую другую форму личного наказания.

В случае ареста или задержания иностранного судна прибрежное государство незамедлительно уведомляет государство флага через соответствующие каналы о принятых мерах и любое наказание, которое было применено.

Проблема делимитации СЭЗ между государствами с противоположными или смежными побережьями решается по правилам, аналогичным тем, которые установлены Конвенцией 1982 г. для континентального шельфа. Украина это вопрос России решает в пакете с проблемой делимитации континентального шельфа.

Украина в 1995 г. приняла Закон "Об исключительной (морской) экономической зоне Украины" 1, что детализирует положения Конвенции 1982 г. и соответствует ей.

 



Понятие, границы и правовой режим континентального шельфа


Континентальный шельф

Вопрос о юрисдикции и права собственности по ресурсов морского дна за пределами территориального моря было предложено на рассмотрение Гаагской конференции по кодификации международного права 1930 г., но не обсуждался, хотя практическая необходимость его решения назревала. В 1942 Великобритания от имени Тринидада заключила с Венесуэлой Договор по подводных районов залива Пария. По этому договору стороны поделили морское дно залива на два сектора, прилегающих к их берегам, и признали права друг друга на соответствующий сектор. При этом на секторы не распространялся суверенитет ни прибрежных государств, ни каких-либо других. Таким образом, в 1942 г., еще до создания самого института континентального шельфа, появился договор о его делимитации.

Принято считать, что впервые идея о принадлежности континентального шельфа прибрежному государству была сформулирована в заявлении Президента США Г. Трумэна от 28 сентября 1945: "... Правительство США считает ресурсы поверхности и недр континентального шельфа, находящегося в открытом море, но примыкает к побережью Соединенных Штатов, принадлежащими США и находятся под их юрисдикцией и контролем "1. После этого заявления появились претензии на континентальный шельф со стороны многих государств.

Континентальный шельф как международно-правовой институт был впервые установлен в Конвенции о континентальном шельфе 1958 г. и подтвержден в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В его основу была положена геологическое понятие континентального шельфа. Статья 76 "Определение континентального шельфа" Конвенции 1982 г. устанавливает: "Континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых измеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не доходит такого расстояния "(п. 1). В случаях, когда эта окраина простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых измеряются ширина территориального моря, внешняя граница континентального шельфа определяется по сложной формуле, сочетающей геоморфологические данные с дистанционной пределом в 350 миль или расстоянием не далее 100 миль от 2500-метровой изобати. В этих случаях данные о границе континентального шельфа передаются Комиссии по границам континентального шельфа, дает рекомендации по вопросам установления внешних границ шельфу. Границы континентального шельфа, установленные прибрежным государством в соответствии с этими рекомендациями, являются окончательными и обязательными для всех (п. 8 ст. 76).

Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов (п. 1 ст. 77). В силу этого положения континентальный шельф выделяется в самостоятельную территориальную категорию, поскольку по юридической природе он не может быть отнесен ни к государственной территории, ни к международной территории общего пользования.

Права прибрежного государства в пределах континентального шельфа являются исключительными в том смысле, что, если это государство не осуществляет разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать этого без определенно выраженного согласия прибрежного государства.При этом права такого государства на континентальный шельф не зависят от эффективной или фиктивной оккупации им шельфа или от прямого об этом заявления.

Понятие "природные ресурсы" включает минеральные и другие неживые ресурсы морского дна и его недр, а также живые организмы, относящиеся к "сидячим видам", то есть организмы, которые в период, когда возможен их промысел, либо находятся в неподвижном состоянии на морском дне или под ним, либо не способны передвигаться, иначе, чем находясь в постоянном физическом контакте с морским дном или его недрами.

Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над этими водами.

Осуществление прав прибрежного государства в отношении континентального шельфа не должно ограничивать судоходство, права и свободы других государств, предусмотренные в Конвенции 1982 г., или приводить к любым неоправданным препятствий их осуществлению.

Все государства имеют право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе в соответствии с положениями настоящей Конвенции.

Прибрежное государство производит отчисления или взносы натурой в связи с разработкой неживых ресурсов континентального шельфа за пределами 200 миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых измеряется ширина территориального моря.

В Конвенции 1982 г. предусматривается, что делимитация (разграничение) континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права, как отмечается в ст. 38 Статута Международного Суда ООН, с целью достижения справедливого решения (п. 1 ст. 83).До заключения такого соглашения заинтересованные государства прилагают все усилия для достижения временной договоренности практического характера и в течение переходного периода не должны ставить под угрозу достижение окончательного соглашения или не препятствовать его достижению. Если в течение разумного срока договор не может быть достигнута, заинтересованные государства применяют процедуры, предусмотренные в части XV "Урегулирование споров".

Украина как прибрежной морской державе необходимо находить пути решения проблемы делимитации континентального шельфа с государствами, имеющими с ней смежные побережья. Сейчас идут переговоры по этому непростому вопросу с целью заключения соответствующего соглашения с Россией.

Сложность и актуальность вопроса делимитации морских границ между соседними государствами можно проиллюстрировать спором между Румынией и Украиной по делимитации морских пространств в западной части Черного моря.

"Корни" этой проблемы уходят в 60-е годы XX в., Когда впервые начались переговоры между СССР и Румынией по делимитации континентального шельфа между двумя государствами.Существенную роль в этих переговорах играл вопрос об острове Змеиный, который находился под суверенитетом СССР. Главным предметом обсуждения на переговорах было значение, которое придавалось этому острову в установлении делимитационной линии. Начальная позиция СССР заключалась в том, что остров Змеиный необходимо предоставить полного влияния на установление равнопромежуточная линии границы. Но позже в процессе переговоров СССР указал, что в целях достижения компромиссного решения возможно изменение позиции Советского Союза, а именно, остров Змеиный будет частично влиять на установление равнопромежуточная делимитационной линии. Румыния, в свою очередь, не изменила своей позиции, которая заключалась в том, что остров Змеиный не должен влиять на установление равнопромежуточная линии границы.

Румыния считала, что остров Змеиный является скалой и отстаивала позицию, которая основывалась на положениях п. ст.121 Конвенции 1982 г., в котором указано, что "скалы, не пригодны для поддержания жизни человека или для самостоятельной хозяйственной деятельности, не имеют ни исключительной экономической зоны, ни континентального шельфа" 1. Основным аргументом является отсутствие ресурсов воды на острове и невозможность жизнедеятельности на острове без морского сообщения с континентом.

Такую же позицию румынская сторона отстаивала на переговорах с Украиной по разграничению континентального шельфа и исключительных экономических зон обоих государств в Черном море (в течение 1998-2004 гг состоялось 24 раунда переговоров). Ход переговорного процесса по данной проблеме показал, что стороны не смогли прийти к согласию относительно влияния острова Змеиный на прохождение делимитационной линии.

Анализ геологического строения острова Змеиный и его морфологическая структура, о чем свидетельствуют материалы, предоставленные специалистами Госкомгеологии Украины, доказывают, что остров Змеиный является неотъемлемой частью большого тектонического блока Восточноевропейской платформы, притоплена часть которой формирует шельф в северо-западной части Черного моря.

Согласно положению п. ст. 121 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которое взаимосвязано с вопросом о геологическом построение острова Змеиный, встал вопрос о его пригодности для поддержания жизни человека и самостоятельной хозяйственной деятельности.

В этом плане следует отметить, что некоторые элементы геологической характеристики острова Змеиный (наличие 10-метрового покрова четвертичных отложений, содержащих почвенный слой, который обеспечивает развитие животного и растительного мира, а также наличие огромного (до 1 км) толщи осадочных отложений палеозоя (что дает возможность предусмотреть наличие собственных запасов воды и других полезных ископаемых) дали основания утверждать, что остров Змеиный пригоден для поддержания жизни человека и самостоятельной хозяйственной деятельности1. Сегодня на территории острова Змеиный площадью 1,5 кв. км проживает около 80 человек - работники маяка, который работает еще с XIX в., гидрограф, ихтиологи, геофизики, пограничники, члены их семей. Верховная Рада Украины в феврале 2007 г. приняла постановление о присвоении населенному пункту на острове Змеиный названия поселок Белое.

Вопрос территории возле острова Змеиный стал наиболее актуальным для румынской стороны в 2001 г., когда плавучая буровая установка "Черноморнефтегаза" обнаружила в 40 км к югу от острова значительные залежи углеводородов и 16 сентября 2004 Румыния передала на рассмотрение Международного Суда ООН вопрос о делимитации континентального шельфа и исключительных экономических зон между двумя государствами.

С февраля 2009 г. Суд ООН принял решение по делу "Румыния против Украины", согласно которому остров Змеиный не может считаться частью прибрежной линии Украины при определении срединной линии при делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны.

Мотивацию решения по существу Суд начал с определения, что с правовой точки зрения релевантные побережья могут играть двойную роль в делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны: "Во-первых, необходимо определить релевантные побережья для того, чтобы обозначить" в чем заключается сущность в этом деле противоречивых претензий на эти зоны. Во-вторых, релевантные побережья необходимо установить для того, чтобы проверить на третий и последний стадии процесса делимитации, существует диспропорция в соотношении между длиной прибрежных зон каждого государства и морских зон, которые выходят за пределы делимитационной линии каждой из Сторон ".

Суд ООН отметил, что в соответствии с договором между сторонами, все румынское побережье - это побережье, релевантное для делимитации. В результате - длина релевантного побережья Румынии достигает примерно 248 км, тогда как длина релевантного украинского побережья составляет примерно 705 км.

Далее Суд ООН отметил, что его задача прежде всего заключается в идентификации "соответствующих точек на соответствующих побережьях Сторон, которые изменяют прибрежную зону таким образом, что геометрическая фигура, которую формируют линии соединения всех этих точек, отображает общую область побережья" (п. 127 ). Детально изучив характеристики каждой точки, которую стороны считают целесообразным для проведения приблизительной равноудаленной линии Суд решил использовать полуостров Сакалин и прибрежный конец дамбы Сулина на румынском побережье (п. 141) и остров Цыганка, мыс Тарханкут и мыс Херсонес на украинском побережье (п. 148 ). По мнению Суда ООН, неприемлемо Точка на острове Змеиный (п. 149).

Суд принял во внимание, что, в соответствии с принципами его юрисдикции, он может в некоторых случаях не учитывать очень малые острова или не предоставлять им полноценных прав в морских зонах, если такой подход несоизмеримы влияния на линию делимитации, о которой идет речь (п. 185). Суд отметил, что все территории, которые подлежат делимитации, расположенные в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе материковых побережий сторон, и, кроме того, находятся на расстоянии 200 морских миль от материкового побережья Украины. Суд отметил, что остров Змеиный расположен на расстоянии примерно 20 морских миль к востоку от материкового побережья Украины в зоне дельты Дуная. Учитывая такую ??географическую конфигурацию и в контексте делимитации с Румынией, любые права на континентальный шельф и исключительную экономическую зону, вероятно созданную островом Змеиный, не могут распространяться дальше прав, которые возникают из-за материковое побережье Украина учитывая южную границу делимитации, как определено Судом. Любые возможные права / юридические титулы, которые возникают через остров Змеиный в восточном направлении, полностью зачисляются прав, которые возникают из-за западное и восточное материковое побережье самой Украины. Суд также отметил, что сама Украина, даже несмотря на то, что она считает, что остров Змеиный подпадает под п. 2 ст. 121 Конвенции ООН по морскому права, не расширяла соответствующую территорию за пределы линии материкового побережья вследствие наличия острова Змеиный в зоне делимитации. В свете этих факторов Суд ООН пришел к выводу, что наличие острова Змеиный не является аргументом для корректировки временной равноудаленной линии (п. 187).Суд напомнил, что территориальные воды длиной 12 морских миль были приписаны острову Змеиный согласно договоренностям между сторонами. Таким образом, по мнению Суда, остров Змеиный не должен в таком случае влиять на делимитации иначе, кроме тех случаев, вытекающих из его роли зоны длиной 12 морских миль в территориальных водах.

Помимо наличия острова Змеиный в зоне делимитации, Суд рассмотрел пять других факторов: возможно неправильное соотношение длины побережья (п. 158-168), замкнутый характер Черного моря и делимитации, которые ранее проводились в регионе (п. 169-178), поведение сторон (концессия на добычу нефти и газа, рыболовство и морские патрули) (п. 189-198), препятствование получению результата (п. 199-201) и некоторые соображения сторон по поводу безопасности (п. 202-204), однако не учел их.

Определенная Судом линия делимитации, для которой основополагающей точкой не выбраны ни дамбу Сулина, ни остров Змеиный, проходит зоной длиной 12 морских миль вокруг острова Змеиный до пересечения с линией, равноудаленной от смежных побережий Румынии и Украины, отсюда следует, что к этой точке линия определяется точками на противоположных берегах Румынии и Украины. С этой поворотной точки линия делимитации проходит вдоль линии, равноудаленной от противоположных побережий Румынии и Украины (п. 206). Суд считает, что линия делимитации совпадает с равноудаленной линии до точки, за которой могут быть затронуты интересы третьих государств (п. 209)

В конце Суд ООН проверил, не вызывает определенное им линия делимитации серьезной непропорциональности в длине соответствующих прибрежных зон и пропорциональном распределении прилегающих территорий. Отметив, что соотношение длины соответствующих прибрежных зон для Румынии и Украины, согласно подсчетам Суда, составляет примерно 1: 2,8, а соотношение соответствующей морской территории между Румынией и Украиной составляет примерно 1: 2,1, Суд не признал, что начертана линия требует каких-либо изменений (п. 216).

Согласно решению Суда ООН под юрисдикцию Бухареста перешло 79,34% спорных территорий в Черном море. По оценкам румынских экспертов, там находится около 12 млн т нефти и 70 млрд куб. м газа. В частности, по решению Суда в распоряжение Румынии перешло 90% перспективного нефтегазоносного месторождения на геологической структуре "Олимпийская" (расположенной на расстоянии 40 км к югу от острова Змеиный) 1. "Учет острова Змеиный означал бы юридический пересмотр географии", - заявила Розалин Хиггинс, председатель Международного Суда ООН, зачитывая решение и, видимо, понимая его неоднозначность.

 



Открытое море. Правовой режим. Свободы открытого моря


Открытое море

В Конвенции об открытом море 1958 понятие "открытое море" определяется как "все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства" (ст. 1).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. установила, что положения части VII ("Открытое море") применяются ко всем частям моря, которые не входят ни в исключительную экономическую зону, ни в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства, ни к архипелажных вод государства-архипелага (ст. 86).

Юридическую основу открытого моря составляет принцип свободы открытого моря. Этот принцип теоретически обосновал Гуго Гроций в работе "Мате Liberum" (1609 г.) и впоследствии был развит в работах многих юристов-международников. Суть этого принципа сводится к тому, что в открытое море не распространяется суверенитет ни одного государства, оно открыто для общего, равного и свободного пользования всеми субъектами международного права. В соответствии со ст. 87 Конвенции 1982 г. свобода открытого моря включает:

- свободу судоходства

- свободу полетов;

- свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы;

- свободу возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые международным правом

- свободу рыболовства,

- свободу научных исследований.

Эти свободы распространяются как на прибрежные государства, так и на государства, не имеющие выхода к морю. Все они осуществляют эти свободы должным образом, учитывая заинтересованность других государств в пользовании свободой открытого моря.

В утверждении принципа открытого моря решающую роль сыграл институт свободы судоходства. Необходимо отметить, судоходство - один из древнейших видов морепользования, существенно повлиял на формирование международного морского права. Под свободой судоходства понимают право любого государства посылать судно под своим флагом в открытое море. Плавания судна под флагом конкретного государства означает подчинение его в открытом море законам и правилам определенного государства и пребывания под ее защитой.Поскольку в открытое море не распространяется суверенитет ни одного государства, фактически государство, чей флаг несет судно, имеет суверенитет над ним, а следовательно, и осуществляет свою юрисдикцию. Поэтому в международном праве суда считаются условным территории государства флага. В ст. 92 Конвенции 1982 г. определено, что судно должно плавать под флагом только одного государства и не может изменить свой флаг во время плавания или стоянки при заходе в порт, кроме случаев действительного перехода права собственности или изменения регистрации.

С точки зрения международного права судно имеет национальную принадлежность того государства, под флагом которого оно плавает. Соответствие флага реальной национальности судна позволяет обеспечить эффективное осуществление юрисдикции государства флага. Это прежде всего касается контроля за соблюдением административных, социальных и технических норм на борту судна со стороны государства флага. Международные конвенции требуют, чтобы связь между судном и государством флага был реальным, чего нельзя сказать о практике использования так называемых удобных флагов (Кипра, Либерии, Панамы и др.). К сожалению, с обретением Украиной независимости такая практика распространилась - много украинских судов перешли под удобный флаг. Это часто приводит к печальным экономических и социальных результатов как для Украинского государства, так и для украинских моряков и членов их семей. Ограничению подобной практики способствует Конвенция ООН об условиях регистрации морских судов 1986

Юрисдикция в открытом море. Принцип исключительной юрисдикции государства флага судна в открытом море закреплен в Конвенции 1958 г. и Конвенции 1982 г. Суть этого принципа заключается в том, что в случае столкновения или какого-либо другого навигационного инцидента с судном в открытом море, что влечет уголовную или административную ответственность капитана или другого члена экипажа, уголовное или административное преследование может быть возбуждено только судебной или административной властью государства флага или государства, гражданином которого является лицо. Арест или задержание судна возможны только по распоряжению властей государства флага судна.

В контексте проблемы юрисдикции в открытом море широко известным стало решение Постоянной палаты международного правосудия (ППМП) 1 в деле суда "Лотус" (1927 г.).

Французский пароход "Лотус" столкнулся в открытом море с турецким судном "Боз-Курт". Турецкое судно в результате инцидента затонуло, при этом погибли восемь человек его экипажа и пассажиров. Когда судно "Лотус" прибыло в турецкий порт, турецкие власти арестовали помощника капитана этого судна, который был на вахте при столкновении; французский морской офицер был обвинен в убийстве. Франция решительно опротестовала действия Турции, утверждая, что турецкие власти не имеет право осуществлять юрисдикцию по этому делу. Дело было передано на рассмотрение ППМП, что должна была дать ответ на вопрос: есть ли в международном праве правило, запрещающее осуществлять Турции юрисдикцию по этому делу?

ППМП признала, что за пределами своих границ государство не может осуществлять властных функций, если это не допускается международным правом. Однако это не означает, что международное право запрещает государству осуществлять юрисдикцию в пределах своей территории в отношении любого дела, связанная с действием, совершенным за границей. В таких делах государства имеют широкие властные полномочия, ограниченные лишь определенными запретительными нормами международного права.

На основании этого, по мнению ППМП, государства приняли целый ряд норм, распространяющих их юрисдикцию за пределы своей территории. Таким образом, ППМП пришла к выводу, что "территориальность уголовного права не является абсолютным принципом международного права и никоим образом не совпадает с территориальным суверенитетом".

В результате ППМП не согласилась с позицией Франции, только государство флага имеет исключительную юрисдикцию над судном в открытом море. При этом было отмечено, что повреждения турецкого судна эквивалентно вреде, причиненном турецкой территории. Это обстоятельство дает Турции право осуществлять свою юрисдикцию в рассматриваемом деле, поскольку нет международно-правовых норм, которые бы ограничивали это право.

Это решение ППМП претерпело обоснованной критики многих специалистов в области международного права как такое, что не соответствует реалиям, существующим в нем. На самом деле только государство флага может осуществлять юрисдикцию над судном в случае столкновения или какого-либо другого события с ним в открытом море. Это положение совершенно четко было подтверждено в п. 1 ст.11 Конвенции 1958 г. и п. 7 ст. 94 Конвенции 1982 г.

В Конвенции 1982 г. установлено, что каждое государство организует расследование достаточно квалифицированным лицом или лицами каждой морской аварии или навигационного инцидента в открытом море с участием судна, плавающего под его флагом, которые привели к гибели граждан другого государства, или причинение им серьезных увечий, или серьезного ущерба судам или оборудованию другого государства, или морской среде (п. 7 ст. 94). Ни арест, ни задержание судна не могут быть осуществлены даже в качестве меры пресечения в ходе расследования по распоряжению любого, кроме власти государства флага судна.

По общему правилу юрисдикцию над судном в открытом море осуществляет государство флага, однако есть исключения из этого правила. В определенных случаях, предусмотренных международным правом, военные корабли имеют право останавливать и досматривать суда других государств. Например, в соответствии с Конвенцией по охране подводных телеграфных кабелей 1884 военные корабли государств-участников могут останавливать торговые суда других участников Конвенции, на которых падает подозрение в повреждении кабеля. Конвенция об открытом море 1958 установила, что военный корабль вправе останавливать и подвергать учитывая иностранное торговое судно, если имеются достаточные основания подозревать его в занятии пиратством, работорговлей или для проверки флага, когда на судне поднят иностранный флаг или оно отказывается поднять флаг, но на самом деле это судно имеет ту же национальность, что и военный корабль (п. 1 ст. 22).

К указанным исключений Конвенцией 1982 г. были добавлены случаи, когда судно занимается несанкционированным радиовещанием или не имеет национальности, а также по просьбе государства в отношении судна подозреваемого в незаконной торговле наркотиками или психотропными веществами. Если подозрения оказываются необоснованными и при условии, что осмотрено судно не совершило никаких действий, которые бы оправдывали эти подозрения, ему должны быть возмещены любые причиненные убытки.

К таким исключениям также принадлежит право преследования по горячим следам. Преследование по горячим следам иностранного судна может быть предпринято, если компетентные власти прибрежного государства имеет достаточные основания полагать, что это судно нарушило законы и правила этого государства. Такое преследование должно начаться тогда, когда иностранное судно находится во внутренних, архипелажных, территориальных водах или в прилежащей зоне преследующего государства, и может продолжаться за пределами территориального моря или прилежащей зоны только при условии, что оно не прерывается.Право преследования по горячим следам применяется mutatis mutandis (с необходимыми изменениями) к нарушениям в исключительной экономической зоне или на континентальном шельфе. Право преследования по горячим следам прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своего государства или в территориальное море какого-либо третьего государства. Это право могут реализовывать только военные корабли, или военные летательные аппараты, или другие суда и аппараты, состоящие на правительственной службе и специально на то уполномоченные.

Военные корабли и суда, находящиеся на некоммерческой государственной службе, пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции государства, кроме государства флага.

Безопасность мореплавания. Каждое государство должно принимать необходимые меры для обеспечения безопасности в море в отношении судов, плавающих под его флагом, в частности относительно:

а) конструкции, оборудования и годности к плаванию судов;

b) комплектования, условий труда и обучения экипажей судов с учетом применяемых международных актов;

с) пользования сигналами, поддержания связи и предупреждения столкновения.

Эти общие нормы детализированы и конкретизированы в специальных конвенциях. Так, в Конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 г. и Протоколе к ней 1978 содержатся нормы, касающиеся конструкции судов, противопожарной защиты, спасательных средств, радиотелеграфии и радиотелефонии. Международная конвенция о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты 1978 г. устанавливает требования к квалификации моряков и их готовности к выполнению своих обязанностей. Международные правила предупреждения столкновения судов в море 1972 г. (МППСС-72) регламентируют действия судов в различных условиях плавания, а также определяют огни, которые должно нести судно, звуковые и световые сигналы, которые следует подавать судну в соответствующих условиях плавания.

Каждое государство возлагает обязанности на капитана любого судна, плавающего под его флагом, в той мере, в какой капитан может это сделать, не подвергая серьезной опасности судно, экипаж или пассажиров:

а) оказывать помощь любому обнаруженному в море лицу, которому угрожает гибель;

b) выходить со всей возможной скоростью на помощь тем, кто находится в беде, если ему сообщено, что они нуждаются в помощи, насколько на такое действие с его стороны можно разумно рассчитывать

с) после столкновения оказать помощь другому судну, его экипажа и его пассажирам и, когда это возможно, сообщить этому другому судну наименование своего судна, порт его регистрации и ближайший порт, в который оно зайдет (п. 1 ст. 98 Конвенции 1982 г.).

Каждая прибрежное государство способствует организации, деятельности и содержанию соответствующей эффективной поисково-спасательной службы для обеспечения безопасности на море и над морем, а также, когда того требуют обстоятельства, сотрудничает в этих целях с соседними государствами посредством взаимных региональных договоренностей.

Категорія: Международное право (Семинары)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter