Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Международное право (Семинары)

Международное гуманитарное право о защите жертв войны


Говоря о защите жертв войны, обратим внимание на то, что речь идет об обеспечении воюющими государствами в период вооруженных конфликтов международно-правовой защиты следующим категориям лиц: раненым, больным, лицам, потерпевшим кораблекрушение из состава вооруженных сил на море, военнопленным, а также гражданскому населению, т.е. предоставлении им такого статуса, который гарантировал бы гуманное обращение с ними и исключал насилие, издевательство, глумление над личностью и т.д.

Основными международно-правовыми актами, определяющими правовое положение указанных покровительствуемых лиц, являютсяЖеневские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы I и II к ним 1977 г. Исходя из этих документов, сначала рассмотрим правовое положение раненых и больных.

Международное гуманитарное право к раненым и больным относит лиц как военнослужащих, так и гражданских, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. В это понятие, кроме того, входят лица, потерпевшие кораблекрушение, которые подвергаются опасности на море или в других водах, беременные женщины, роженицы, новорожденные дети, а также другие лица, нуждающиеся в медицинской помощи.

Режим раненых и больных распространяется и на личный состав ополчений и добровольческих отрядов, партизан, лиц, следующих за вооруженными силами, но не входящих в их состав, на военных корреспондентов, личный состав служб, на которых возложено обслуживание вооруженных сил, на членов экипажей торгового флота, а также население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно берется за оружие для борьбы с вторгшимися войсками, если оно при этом носит оружие и соблюдает принципы международного гуманитарного права.

Принцип защиты жертв войны обязывает воюющих охранять интересы названных лиц, обращаться с ними при всех обстоятельствах гуманно и предоставлять им в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки медицинскую помощь и уход. Между ними не должно проводиться никакого различия независимо от цвета кожи, пола, национального и социального происхождения, политических, религиозных и других убеждений. Причем такая защита обеспечивается не только в случае войны, но и всякого иного вооруженного конфликта между двумя или несколькими договаривающимися сторонами и когда одна из них не признает состояния войны. Нормы о защите жертв войны применяются ко всем случаям оккупации, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления.

Важно подчеркнуть, что международное гуманитарное право обязывает также и нейтральные государства применять его положения к раненым и больным, т.е. обеспечивать их международно-правовую защиту. При этом раненые и больные не могут отказываться частично или полностью от прав, которые для них определены международными конвенциями.

Если раненые и больные одной воюющей стороны окажутся во власти другой воюющей стороны, они считаются военнопленными и к ним будут применяться нормы международного права, касающиеся военнопленных.

В отношении раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, а также лиц, которые приравнены к ним по правовому положению, запрещаются следующие действия: посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки, истязания, надругательство над человеческим достоинством, взятие заложников, коллективные наказания, угрозы совершить любое из перечисленных деяний, проведение медицинских или научных экспериментов, лишение права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, применение практики апартеида и другие негуманные и унижающие действия, оскорбляющие достоинство личности, основанные на расовой дискриминации.

Международное гуманитарное право обязывает воюющих принимать все возможные меры к тому, чтобы разыскивать и подбирать раненых и больных, ограждать их от ограбления и дурного обращения. При этом воюющие стороны могут обращаться к местным жителям с просьбой подбирать и ухаживать под их контролем за ранеными и больными, предоставляя лицам, изъявившим желание выполнять такую работу, необходимую помощь и льготы.

Военные власти должны разрешать гражданскому населению и благотворительным обществам, даже в районах вторжения или оккупированных районах, по собственной инициативе подбирать раненых и больных и ухаживать за ними. При этом никто из таких лиц не должен подвергаться преследованию или быть осужденным за то, что он ухаживал за ранеными или больными. В тех случаях, когда позволяют обстоятельства войны, стороны должны заключать соглашения о перемирии или о прекращении огня или же местные соглашения для того, чтобы подобрать раненых, больных, оставшихся на поле боя, транспортировать их, обеспечить доступ к ним медицинского персонала, а также произвести обмен ими.

Государства, находящиеся в конфликте, должны по возможности осуществлять регистрацию данных о попавших в плен раненых, больных, чтобы в последующем в установленном порядке передать их государству, гражданами которого они являются.

Международное гуманитарное право предписывает воюющим государствам создавать медицинские формирования, как военные, так и гражданские, для розыска, подбирания, транспортировки, лечения раненых и больных. Они должны быть размещены так, чтобы не подвергались опасности в случае нападения противника на военные объекты.

Медицинский персонал, предназначенный для розыска и подбирания, транспортировки или лечения раненых и больных и принадлежащий исключительно к администрации санитарных формирований, находится под защитой международного гуманитарного права. Такая защита обеспечивается и в том случае, если:

а) личный состав санитарного формирования или учреждения вооружен и пользуется своим оружием для самообороны или защиты своих раненых или больных;

б) ввиду отсутствия вооруженных санитаров формирование или учреждение охраняется пикетом, часовыми или конвоем;

в) в формировании или учреждении будут найдены ручное оружие и боевые припасы, снятые с раненых или больных и не сданные еще по принадлежности;

г) в формировании или учреждении находятся личный состав и имущество ветеринарной службы, не являющиеся его неотъемлемой частью;

д) гуманитарная деятельность санитарных формирований и учреждений или их персонала распространяется на раненых и больных гражданских лиц.

К личному составу санитарных формирований и учреждений в своих правах приравнивается личный состав добровольческих обществ помощи, уполномоченных своим правительством, а также организации Красного Креста и соответствующие им другие национальные общества.

В содержание принципа защиты жертв войны входит также обеспечение воюющими правового режима военнопленных. Из смысла МГП вытекает, что правами военнопленных пользуются комбатанты (ст. 44 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г.).

Женевская конвенция об обращении с военнопленными (ст. 4) более конкретно говорит о том, кто считается военнопленным: это попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к личному составу вооруженных сил воюющего государства, ополчения, добровольческих отрядов, движений сопротивления; партизаны, а также лица, сопровождающие вооруженные силы, но не входящие в их состав непосредственно, члены экипажей судов торгового флота и др.

Говоря о правовом режиме военнопленных, нужно подчеркнуть, что нормы МГП исходят из того, что военнопленные находятся во власти неприятельского государства, но не отдельных лиц или воинских частей, взявших их в плен. Именно государства должны обеспечивать соблюдение надлежащего правового режима военнопленных и нести ответственность за его нарушения.

В основе правового статуса рассматриваемой категории лиц лежит норма, согласно которой с военнопленными следует всегда обращаться гуманно. Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленные не могут быть подвергнуты научным или медицинским опытам, физическому калечению.

МГП запрещает осуществлять дискриминацию военнопленных по признакам расы, национальности, вероисповедания, политических убеждений и т.д. К женщинам оно предписывает относиться со всем полагающимся их полу уважением. При этом обращаться с ними должны не худее, чем с мужчинами.

После взятия в плен военнопленные эвакуируются в лагеря, которые должны быть расположены достаточно далеко от зоны военных действий. Военнопленные не могут посылаться в районы, где они могли бы подвергаться действию огня, а также не должны использоваться для прикрытия каких-либо пунктов или районов военных операций.

Условия размещения военнопленных в лагерях должны быть не менее благоприятными, чем условия, которыми пользуются войска неприятеля, расположенные в той же местности. Они должны устанавливаться с учетом привычек и обычаев военнопленных и не должны быть вредными для их здоровья. Военнопленным должно быть разрешено ношение знаков отличия и государственной принадлежности. Они имеют право на переписку, получение индивидуальных или коллективных посыпок, содержащих продукты питания, медикаменты.

Лагерь для военнопленных должен возглавляться офицером из состава регулярных вооруженных сил воюющего государства. Начальник несет ответственность за то, чтобы персонал лагеря знал и правильно применял конвенции, определяющие положение военнопленных.

Нормы МГП содержат ряд положений, касающихся дисциплины военнопленных. Военнопленные должны подчиняться законам, уставам и приказам, действующим в вооруженных силах держащего в плену государства. В каждом случае нарушения ими дисциплины производится расследование. За один и тот же проступок или по одному и тому же обвинению военнопленные могут быть наказаны только один раз. Всякого рода правила, приказы, объявления и извещения, касающиеся поведения военнопленных, должны им сообщаться на понятном для них языке.

Нормы МГП подробно регламентируют вопросы, относящиеся к работе военнопленных, а также обеспечению их питанием, одеждой.

Военнопленные освобождаются и репатриируются по прекращении военных действий.

Однако те из них, против кого возбуждено уголовное преследование, могут быть задержаны до окончания суда или до отбытия ими наказания.

Исключительно важным элементом принципа защиты жертв войны является международно-правовая охрана гражданского населения. На недопустимость нападения воюющих сторон на мирное население указывалось еще в Петербургской декларации об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль 1868 г. В ней отмечалось, что «единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля». В последующем это положение нашло подтверждение и дальнейшее развитие в Гаагских конвенциях 1907 г., Женевских конвенциях 1949 г., а также в Дополнительных протоколах 1977 г. В частности, в ст. 51 Дополнительного протокола I содержится норма, согласно которой «гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападений».

Эволюция этой нормы основывается на учете исторического опыта современных вооруженных конфликтов, свидетельствую щих о всевозрастающих масштабах жертв среди гражданского населения. Если в Первую мировую войну военные потери составляли 95%, а потери среди гражданского населения — 5%, то во Второй мировой войне военные потери равнялись 52%, а гражданские возросли до 48%. Причем тенденция к увеличению потерь среди гражданского населения имела место и в последующих войнах: во время войны в Корее военные потери составили 16, а гражданские — 84%; в период агрессии США во Вьетнаме они составляли соответственно 10 и 90%, в ходе агрессивной войны Израиля в Ливане удельный вес жертв среди гражданского населения увеличился до 95%.

В МГП содержится определениегражданского населения, под которым понимаются гражданские лица, не принадлежащие ни к одной категории участников вооруженного конфликта и непосредственно не принимающие участия в военных действиях.

Присутствие среди гражданского населения отдельных военных лиц не лишает это население его гражданского характера, а если возникает сомнение относительно того, является ли какое-либо лицо гражданским, то оно должно признаваться таковым.

Правовая защита гражданского населения осуществляется в вооруженных конфликтах как международного, так и не международного характера даже в том случае, если одна из воюющих сторон не признает состояния войны. При этом гуманитарные нормы касаются всего населения находящихся в конфликте сторон без какой-либо дискриминации по признакам расы, национальности, религии или политических убеждений. Они направлены на то, чтобы способствовать смягчению порождаемых войной страданий гражданского населения, особенно детей. В связи с этим воюющие государства обязаны принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены сами себе, чтобы облегчить при всех обстоятельствах их содержание и воспитание (ст. 24 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 г.).

К гражданскому населению не должны применяться никакие меры ни физического, ни морального порядка в целях получения от них или от третьих лиц каких-либо сведений.

Воюющим государствам в ходе вооруженного конфликта запрещается причинять физические страдания гражданскому населению или предпринимать какие-либо меры, приводящие к его гибели. Это запрещение распространяется не только на убийства, пытки, телесные наказания, увечья, медицинские, научные опыты, но равным образом и на всякое другое насилие со стороны гражданских или военных представителей воюющей стороны.

Кроме того, в отношении гражданского населения запрещаются следующие действия: коллективные наказания, использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения войны, физическое или моральное воздействие, террор, грабеж, взятие заложников. Воюющие стороны не должны использовать передвижение гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты определенных объектов, пунктов или районов от нападения.

Нужно иметь в виду, что правовая защита гражданского населения должна обеспечиваться и на временно оккупированной противником территории, даже если оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления. Причем территория признается занятой, если она действительно находится во власти неприятельской армии, т.е. где такая власть установлена и в состоянии действовать.

Оккупационные власти в соответствии с нормами международного права обязаны принять все зависящие от них меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы. Честь и семейные права, жизнь отдельных лиц равно как и религиозные убеждения и отправления обрядов веры должны быть уважаемы.

Таким образом, суверенитет государства на территорию, которая временно захвачена противником, автоматически не переходит к оккупанту. В дальнейшем судьба такой территории решается, как правило, мирным договором.

Постановления уголовного порядка, издаваемые оккупирующим государством, вступают в силу только после того, как они будут опубликованы и доведены до сведения на национальном языке населения.

Оккупирующее государство обязано обеспечить снабжение гражданского населения продовольствием и медикаментами. Оно может реквизировать продовольственные запасы, медикаменты, находящиеся на оккупированной территории, только с учетом нужд гражданского населения. Причем в последующем оккупирующее государство должно принять меры для обеспечения того, чтобы реквизиция была справедливо возмещена. На оккупированной территории должна быть обеспечена деятельность медицинских учреждений и служб.

Запрещаются под каким бы то ни было предлогом угон, а также депортирование (высылка) гражданского населения из оккупированной территории на территорию оккупирующего государства или на территорию любого другого государства. Вместе с тем может производиться полная или частичная эвакуация района для обеспечения безопасности населения, а также при наличии веских причин военного характера. В таких случаях гражданское население может быть перемещено только в глубь оккупированной территории, за исключением тех случаев, когда сделать это практически невозможно. Эвакуированное в таком порядке население должно быть возвращено на свои прежние места немедленно после того, как боевые операции в этом районе будут закончены.

Оккупирующая держава не вправе принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных силах. Не допускается оказание давления на гражданское население с целью добиться добровольного поступления его в армию неприятельского государства.

В соответствии с нормами МГП на оккупированной территории запрещаются следующие действия: уничтожение движимого и недвижимого имущества, являющегося государственной, коллективной или частной собственностью неприятельской державы и ее отдельных лиц; взятие заложников из числа гражданских лиц; изменение статуса должностных лиц или судей, применение к ним санкций или каких-либо мер принуждения, проведение дискриминации по той причине, что они воздерживаются от выполнения своих обязанностей по соображениям совести; проведение всякого рода мероприятий, направленных на то, чтобы вызвать безработицу или ограничить возможность работы для граждан оккупированной территории с целью заставить их работать на оккупирующую державу.

Оккупант может привлекать гражданское население к трудовой деятельности, за исключением выполнения работы, которая вынуждала бы его принимать участие в военных операциях. Работа должна выполняться в пределах оккупированной территории, на которой находятся данные лица. Она должна справедливым образом оплачиваться и соответствовать физическим и интеллектуальным способностям работников.

Воюющие государства могут как на оккупированной территории, так и вне ее интернировать гражданское население. Интернированные полностью сохраняют свою гражданскую правоспособность и осуществляют вытекающие отсюда права в той мере, в какой это будет совместимо с интернированием. При этом интернированные будут бесплатно обеспечиваться средствами, необходимыми для их содержания, а также медицинской помощью. Места интернирования не должны находиться в районах, особо подвергающихся военной опасности. При этом интернированные должны размещаться отдельно от военнопленных и лиц, лишенных свободы, и иметь свою администрацию.

Международное право, применяемое в период вооруженных конфликтов, содержит нормы, в соответствии с которыми воюющая сторона несет ответственность за обращение своих представителей с гражданским населением, причем это не снимает личной ответственности с этих представителей.

Говоря о защите гражданского населения в период вооруженных конфликтов, нельзя не упомянуть об охране нормами международного гуманитарного права природной среды, т.е. среды обитания гражданского населения. В ст. 55 Дополнительного протокола I 1977 г. впервые в МГП закреплена норма, которая предписывает при ведении военных действий проявлять заботу о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использования методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения.

Таким образом, анализ международно-правовых норм о правовом положении раненых, больных, лиц, потерпевших кораблекрушение, военнопленных и гражданского населения со всей очевидностью подтверждает вывод о существовании в МГП принципа защиты жертв войны, содержащего комплекс мер, которые обязаны соблюдать воюющие стороны в период вооруженных конфликтов.

Категорія: Международное право (Семинары)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter