Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Канонічне право (Семінари)

Социально-экономические, политические условия формирования христианства

Социально-экономические причины и идейные истоки возникновения христианства

Формирование канона Нового Завета

 

 

Социально-экономические, политические условия формирования христианства


Появление христианства обусловлено рядом обстоятельств, среди которых решающее значение имели социально-экономические причины, Римская империя, в недрах которой возникло христианство, являлась рабовладельческим государством, включившим в I в. до н. э. все страны Средиземноморского бассейна. Положение миллионов рабов, по преимуществу выходцев с Востока, было невыносимым. Закованные в цепи, лишенные человеческих прав, они выполняли тяжелые, изнурительные работы. Их попытки изменить свое положение не имели успеха. Восстания рабов, в том числе и наиболее грандиозное из них — под руководством Спартака, терпели жестокое поражение. У рабов не оставалось ничего, кроме бессильной ненависти к своим угнетателям.

В завоеванных странах гнет Рима носил также самые крайние формы. Взрослое мужское население покоренных народов истреблялось или уводилось в рабство. Остальные не считались гражданами империи, а объявлялись подданными. Они облагались тяжелыми поборами, налогами как государства, так и наместников. Все это разрушало уже подорванную войнами экономику провинций.

Завоеватели уничтожали в покоренных странах местные общественные порядки. Повсеместно выносились религия в соответствии с римским правом. Местные традиции, обычаи, законы безжалостно попирались. Многочисленные восстания в покоренных странах подавлялись с предельной жестокостью.

Полное бесправие и утрата надежд на избавление от рабства порождали всеобщую апатию, деморализацию. Императорская власть представлялась рабам и покоренным народам неотвратимой необходимостью. Каждое поражение в борьбе с могущественным Римом подрывало их надежду на изменение условий своей жизни.

Свободное население Римской империи делилось на классы. Относительно немногочисленная по составу группа крупных землевладельцев, ростовщиков родовой знати владела несметными богатствами. А огромные массы неимущей бедноты, заполнявшие «вечный город», были лишены самых необходимых условий существования. Их кормило и увеселяло государство. Преобразование в 31 г. до п. э. Римской республики в империю лишило бедноту политических прав. Плебс все более и более отстранялся от участия в государственной деятельности, в выборе должностных лиц и утверждении законов. По отношению к императорской власти беднота была так же бесправна, как рабы по отношению к своим господам.

Восстания рабов и покоренных народов, всеобщее недовольство свободной бедноты, неуверенность в завтрашнем дне господствующей верхушки — все это свидетельствовало об обострившихся общественных противоречиях рабовладельческого строя. Несмотря па кажущееся благополучие, Римская империя исчерпала возможности своего дальнейшего развития. Назревала необходимость измены изживших себя рабовладельческих отношений. Крах античных мировых порядков стал неизбежным.

Старые племенные и национальные религии покоренных народов Востока в эпоху римских завоеваний пришли в упадок. Разрушив сложившиеся в этих странах общественные отношения, Рим тем самым обрек на гибель м религиозные верования. Римская национальная религия, ненавидимая как рабами, так и подданными, перестала соответствовать общественным потребностям. Возникнув на заре рабовладельческого строя, она, естественно, не могла дать утешения миллионам обездоленных людей, не могла стать мировой религией мировой империи.

Разложение рабовладельческих отношений сопровождалось экономическим, политическим и духовным упадком. Отчаявшиеся рабы, подданные, беднота, потеряв надежду на освобождение, искали духовное утешение в небесном спасении. Чтобы найти желаемое утешение, необходимо было заменить прежние культы новой религией, способной увлечь массы. Такой религией стало христианство с его учением о загробном воздаянии, потустороннем мире, пренебрежением к земной жизни и обещаниями обездоленным вечного счастья на небе.

Новая религия возникла прежде всего среди народов Восточных провинций Римской империи, где гнет иноземного владычества был особенно сильным, а ненависть к угнетателям и отчаяние достигли предела. Бесконечные поборы, конфискация имущества, продажа сотен тысяч людей, а иногда и целых городов в рабство заставляли искать выход из создавшегося положения. На земле спасения не было. Его искали в религии. Христианство распространилось по всему Востоку империи и очень скоро проникло в Рим.

Важнейшей предпосылкой для возникновения христианства было развитие сознания и нравственности человека до уровня восприятия идеи любви и единства всех людей. Вопрос о том, откуда пришло это знание – из божественного откровения или как результат умственной деятельности человека – это каждый решает для себя сам. Мнений и обоснований по этому поводу в истории религиозной и научной мысли предостаточно. С уверенностью можно сказать только, что эти идеи созрели, они были нужны человеку и поэтому были подхвачены.

Исторически возникновению христианства в немалой степени также способствовало образование Римской империи. Создание мировой державы подготовило почву для нивелированного культа. Римское завоевание знаменовало собой крушение отдельных государств и привело к смешению и столкновению различных культур, растерянности и отчаянию.

Психологически возникла необходимость в новой вере, объединяющей различные народы. Был необходим один бог, единый для всех. Старые религии были племенными и национальными, они выросли из культурных, общественных и политических условий каждого народа и срослись с ними. Эти религии сами по себе не могли выйти из своих национальных границ. Кроме того, разрушение тех государств, где сложились эти религии, подорвало их основу и авторитет. Нужна была более гибкая религия, которая бы не была связана с узко национальными условиями и которая могла бы удовлетворить запросы разноплеменной массы населения Римской империи. Христианство, проповедуя единого бога, всеобщее равенство и любовь стало наиболее подходящей религией в этой ситуации.

Таким образом, эволюция человека в сочетании с историческими условиями создали для такой религии как христианство все условия для возникновения и стремительного развития.

 

 


Социально-экономические причины и идейные истоки возникновения христианства


Христианские богословы совершенно неправильно утверждают, будто бы их религия возникла сразу, в готовом виде, как непосредственное откровение бога, воплотившегося на земле в образе идеального человека — Иисуса Христа. В действительности христианство складывалось в течение долгого времени и постепенно восприняло в себя многие существенные элементы более древних, языческих религий.

Основной предпосылкой возникновения христианства, как и других религиозных систем классового общества, явилось такое развитие социально-экономических противоречий, при котором угнетенные низшие слои населения, были вынуждены искать утешения в вере, надеяться на сверхъестественную помощь со стороны какого-либо благосклонного к ним божества. В течение II и I веков до нашей эры в Римской империи неоднократно происходили грандиозные восстания рабов, которые, однако, каждый раз кончались жестокими поражениями вследствие недостаточной организованности и сознательности восставших. Наиболее серьезным и опасным для римских эксплуататоров-рабовладельцев народно-революционным движением было великое восстание рабов в Италии 73—71 годов до нашей эры под предводительством Спартака, которого В. И. Ленин называет «одним из самых выдающихся героев» того времени. Но и это восстание также завершилось кровавым разгромом рабов.

Один из новейших исследователей истории раннего христианства, французский ученый-коммунист Шарль Эншлен, справедливо отмечает закономерную связь между поражением Спартака и резким подъемом среди угнетенных масс мистических чаяний божественного спасителя. «Можно сказать,—пишет Эншлен,— что Христос победил потому, что потерпел поражение Спартак. На смену земному мстителю пришел мститель небесный, апокалиптический; на смену общей борьбы — покорность судьбе, на место реальных надежд — отказ от всего .земного и упования на небесное воздаяние».

Скудость наших сведений о наиболее раннем периоде истории христианства, естественно, объясняется тем, что первоначально оно распространялось среди самых бедных и обездоленных слоев населения, которые не имели фактической возможности оставлять по себе записи. «...Христианство при своем зарождении,— указывает Ф. Энгельс,- было движением угнетенных: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенных, бедняков и бесправных, покоренных или рассеянных Римом народов».

Таким образом социально-экономические причины возникновения христианства, как и некоторых других аналогичных течений внутри восточного мессианизма, коренились в придавленности эксплуатируемых масс рабовладельческой Римской империи, в невыносимом классовом гнете, тяготевшем над ними.

Как о демократическом составе участников ранних христианских общин, так и об их резко отрицательном отношении к эксплуататорскому режиму Римской империи, о питаемых ими мистических надеждах на небесную защиту, достаточно красочно свидетельствует единственное дошедшее до нас произведение древней христианской литературы, так называемое «Откровение Иоанна», убедительно относимое Ф. Энгельсом к 68 или 69 году позднейшего христианского летосчисления. По словам неизвестного автора этого произведения,— который сам именует себя Иоанном,— его единомышленники в подавляющем большинстве бедны и бесправны и чувствуют непримиримую ненависть к ненасытному мировому эксплуататору — Риму,— «великой блуднице», «зверю в багряной одежде», и ко всем порядкам и учреждениям, установленным Римской империей.

Несмотря на угнетенное положение первых христиан и всю ту злобу, которую возбуждал в них тяготевший над ними режим, христианство, даже на самом раннем этапе своего, существования, отнюдь не являлось идеологией революционной народной борьбы. Понятия религии и революции принципиально противоречат друг другу. Всякая религия, сама по себе, всегда реакционна; отрицать это — значит искажать действительность, удаляться от науки. Именно так поступил извратитель и предатель марксизма К. Каутский, который в своей книге «Происхождение христианства» поставил знак равенства между идеологией первых христиан и мировоззрением революционного рабочего класса. Реакционность раннего христианства резко проявилась в том, что оно призывало своих последователей рассчитывать не на самих себя, а на сверхъестественное божественное вмешательство. Тот, кто обнадеживает людей помощью свыше, объективно убивает в них инициативу и активность — необходимые условия революционной деятельности. Характерно, что автор «Откровения Иоанна», страстно проклиная Рим и его властителей, предсказывая предстоящую погибель «зверя»— Нерона, вместе с тем и не думал говорить о необходимости активных насильственных действий. Он лишь убеждал своих единомышленников надеяться на пришествие небесного спасителя, которое должно было наступить в самом недалеком будущем. Как видим, христианство уже на заре своей истории отвлекало народные массы от реальной освободительной борьбы.

Как отметил Ф. Энгельс в статье «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», христианство возникло из «обобщенной восточной, в особенности еврейской, теологии и вульгаризированной греческой, в особенности стоической, философии». В другой своей статье «Бруно Бауэр и раннее христианство» Энгельс даже называет еврейского богослова Филона из Александрии (конец I века до н. э.— первая половина I века н. э.) «отцом христианства», а известного философа-стоика Сенеку (род. около 4 года до н, э.— ум. в 65 году н. э.) —«дядей его».

В интересах того же правящего класса развивались и моральные воззрения древнего мира. Характерно, что в стоической философии,— в частности, у «дяди христианства» Сенеки,— высказываются чрезвычайно близкие к христианским мысли о необходимости сохранять нравственную чистоту, презирать богатство, умерщвлять «грешную» плоть и вести аскетический образ жизни. Заметим, кстати, что сам Сенека менее всего заботился о личном соблюдении своих моральных правил: он предназначал их для других, прежде всего, разумеется, для-неимущих,— а сам преспокойно наживал огромные богатства.

В социальной обстановке, приводящей к усиленному росту мистических настроений, христианство должно было мало-помалу завоевать себе признание на всем протяжении римского мира и даже, частично, за его границами. Численный рост христиан, разумеется, сопровождался также определенными качественными изменениями в их религиозной идеологии. Примитивные представления раннего христианства, дополняясь всякого рода заимствованиями и вновь выработанными догматами, нередко искажались до неузнаваемости. И прежде всего совершенно изменился образ спасителя-Христа, который из смутно оформленного орудия божественного правосудия, обещанного людям в будущем, превратился в конкретное человеческое воплощение всевышнего бога. Оказалось также, что очеловеченный бог жил на земле под видом якобы определенной исторической личности, иудея Иисуса; который будто бы умер искупительной смертью за грехи людей и затем воскрес. И, наконец, все эти события будто бы произошли уже за несколько десятков лет до того, как в «Откровении Иоанна» было предсказано еще лишь предстоящее пришествие божественного спасителя.

 

 


Формирование канона Нового Завета


Библия(от древнегреч. biblia — «книги») — это собрание книг, которые в христианстве считаются Священным Писанием, ибо все, что записано в библейских книгах, продиктовано людям самим Богом. По своему составу Библия разделяется на две части: Ветхий Завет и Новый Завет.

Поначалу среди христиан не существовало единого мнения о том, сколько именно и какие именно книги нужно считать Священными и включать в состав Библии. В IV в. н. э. был принят канон, т. е. правило, закон, по которому в состав Библии включалось определенное количество книг. Впрочем, с тех пор как христианство разделилось на несколько направлений (православие, католичество, протестантизм), в каждом из этих направлений существует свой канон книг Ветхого Завета.

Ветхий Завет — это древнееврейский Танах, в котором рассказывается история древнееврейского народа, а также представлен в письменном изложении процесс складывания у древних евреев монотеистического культа Яхве. Само слово «Завет» означает договор, заключенный Богом с древними евреями о том, что они будут исповедовать веру в Него, а Он будет покровительствовать их земной жизни.

Книги, входящие в Ветхий Завет, писались на протяжении нескольких столетий. В иудейской традиции канонизировано 39 книг в составе Танаха. Протестанты принимают еврейский канон. В католический канон входит 46 книг. Православная церковь в составе Ветхого Завета признает 50 книг.

Логический анализ позволяет разделить книги Ветхого Завета по их содержанию на несколько групп:

1. Пятикнижие — древнееврейская Тора или Законы.

2. Исторические книги, повествующие об истории древних евреев.

3. «Книги Премудрости» или поэтические книги.

4. Пророческие книги.

Книги еврейского Танаха именуются Ветхим Заветом только в христианской традиции. Ветхим, т. е. древним, Заветом эти книги стали называться уже после появления Нового Завета. В представлении христиан, это первый, древний Закон, данный людям Богом. Изначальная греховная природа людей не позволила им полностью понять этот Божественный Завет и тогда Ему пришлось дать человечеству Новый Завет. Вот почему Ветхий Завет считается неотъемлемой частью Писания христиан.

Интересно, что пророчество Нового Завета можно найти уже в книгах Ветхого Завета. Так, в книге пророка Иеремии Господь, обращаясь к иудеям, говорит: «Они будут Моим народом, а Я буду им Богом. И дам им одно сердце и один путь, чтобы боялись Меня во все дни жизни, ко благу своему и благу детей своих после них. И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня» (Иер. 31:38–40).

Новый Завет составляют книги, священность которых признается только христианами. По христианским верованиям, древние евреи не смогли соблюсти Завет, заключенный с Богом в древности, ибо не приняли Иисуса Христа как Мессию. Но именно Иисус как Сын Божий принес на Землю истинную Благодать, истинное Слово Божие и лишь уверовавшим в Него будет даровано Спасение после смерти. Учение Иисуса — это и есть Новый Завет, новое Слово Божие, предназначенное теперь уже всем, принявшим христианскую веру, а не только иудеям. В этом смысле Новый Завет — это последнее и окончательное слово Бога к человеку.

Разные христианские церкви признают единый канон Нового Завета, принятый еще в IV в. В состав Нового Завета входит 27 книг. Прежде всего, это Евангелия. Каноническими считаются четыре Евангелия (Четвероевангелие), именуемые по именам их авторов: Евангелие от Марка, Евангелие от Матфея, Евангелие от Луки, Евангелие от Иоанна. Эти Евангелия были написаны во второй половине I в. н. э. Исторические исследования показали, что наиболее ранним является Евангелие от Марка, а наиболее поздним — Евангелие от Иоанна.

Необходимо заметить, что до канонизации четырех Евангелий, существовало еще несколько произведений с изложением учения Иисуса Христа и повествующих о его пребывании на Земле, например Евангелия от Фомы, от Василида, от Евреев, от Египтян и др. Эти Евангелия не признаются христианским каноном и считаются апокрифами (от греч. «апокрифос» «тайный», «скрытый»), т. е. ложными, поддельными. Апокрифами также называют книги, появившиеся уже после установления новозаветного канона, в которых сообщаются дополнительные сведения о жизни Иисуса, отсутствующие в канонических Евангелиях. Так, в «Протоевангелии Иакова» рассказывается о Марии, матери Иисуса. Детским годам Иисуса посвящено «Сказание Фомы, израильского философа, о детстве Господа».

В состав Нового Завета входят также:

— Деяния Апостолов;

— Послания Апостолов (14 Посланий Апостола Павла, 2 послания Апостола Петра, 3 Послания Апостола Иоанна, Послание Апостола Иакова и Послание Апостола Иуды);

— Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Интересно, что Восточное христианство, из которого впоследствии выросло православие, долгое время причисляло Откровение Иоанна к «спорным» новозаветным книгам, и оно самым последним было допущено в каноническое собрание христианских Писаний. Отголосок такого отношения к Откровению Иоанна сохранился в православии до сих пор: православный литургический календарь не содержит чтений из этой книги.

От первых веков христианства до нас дошло лишь весьма незначи­тельное число прямых свидетельств о том, как Новый Завет принял свою сегодняшнюю форму. Тем не менее реконструировать это — вполне в наших силах. Первые хри­стианские общины, вероятно, сле­довали обычаю, принятому в иудей­ских синагогах, и читали во время собраний определенные места из Ветхого Завета. Для христиан было естественным дополнять чтение ветхозаветных Писаний какими-то рассказами о жизни и учении Иисуса Христа.

На первых порах делиться сво­ими воспоминаниями мог кто-ни­будь из тех, кто знал Иисуса в Его земной жизни. Но число церквей росло, очевидцев становилось все меньше, и наконец возникла необ­ходимость записывать эти исто­рии. Именно так, скорее всего, и появились четыре Евангелия (от Матфея, Марка, Луки и Иоанна), занявшие важное место в богослу­жении первых церквей и их жизни в целом.

К 200 г. н.э. из всех сказаний об Иисусе официальное признание Церкви получили только четыре Евангелия, хотя существовали и многочисленные апокрифы. Цер­ковь вполне определенно прини­мала в качестве авторитетного сви­детельства о жизни и учении Иису­са Христа лишь Евангелия от Мат­фея, Марка, Луки и Иоанна. Уже тогда послания апостола Павла имели в жизни Церкви равное зна­чение с Евангелиями.

Что же касается других книг Но­вого Завета, то они стали общепризнанными позднее. На­пример, Откровение несомненно читали уже во IIвеке, но до III столетия эта книга не имела широкого распространения. Послание к Ев­реям на христианском Востоке вошло в обиход в конце Iвека, но для того, чтобы оно получило при­знание на Западе, потребовалось значительно больше времени. Это послание не принималось Запад­ной церковью вплоть до IV века (отчасти из-за сомнений в том, что его автором действительно являет­ся апостол Павел).

Авторитет Священного Писания не сразу был признан за Вторым посланием Петра, 2-м и 3-м посла­ниями Иоанна, за посланиями Иакова и Иуды. Возможно, при­чина в содержании перечисленных книг. Дело в том, что тексты Ново­го Завета сначала использовались преимущественно для публичного чтения. Ценность текстов, кото­рые не подходили для этой цели, представлялась ограниченной.

Нельзя вообразить себе, чтобы какой-нибудь церковный собор мог произвольно решить, какие именно книги составляют Новый Завет. Просто с течением времени стало ясно, что определенные Пи­сания обладают всеобщим автори­тетом, а кроме того, полезны и не­обходимы для Церкви. На Лаоди­кийском (363 г.) и Карфагенском (397 г.) соборах епископы утверди­ли список книг Нового Завета, со­ответствующий нашему за одним лишь исключением: в Лаодикий­ском списке отсутствовала книга Откровения.

Церкви прежде всего заботились о том, чтобы писания, включаемые в Новый Завет, действительно от­ражали духовный опыт апостолов — людей, которые были ближе всех к Иисусу Христу.

Категорія: Канонічне право (Семінари)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter