Реклама від Google

Реклама від Google


Категорія: Криминология (Семинары)

Дисфункции социальных институтов, организационно-управленческие и социально-экономические факторы преступности

Изучение криминогенных аспектов демографических процессов. Урбанизация фактор преступности. Криминогенный влияние миграций населения

Ксенофобия как фактор преступности

 

 

Дисфункции социальных институтов, организационно-управленческие и социально-экономические факторы преступности


Криминогенные последствия быта следует рассматривать в тесной взаимосвязи с общими социально-экономическими, материальными и духовными условиями жизни. Особенно наглядно это подтверждается проявлениями современной действительности, когда быт значительных слоев населения находится в прямом противоречии с их стремлениями и ожиданиями. Наиболее уязвимыми в криминогенном плане оказались материальные условия быта (пища, одежда, жилье, средства передвижения и т. д.), а также ценности, дающие материальную базу для удовлетворения духовных потребностей.

К экономическим факторам преступности относятся такие явления, как общий экономический кризис; объективное противоречие между экономическими потребностями населения и возможностями общества в их удовлетворении; существующие в стране безработица, инфляция; поляризация населения по уровню доходов; несоответствие уровня жизни значительной части населения уровню обеспечения физиологической выживаемости; наличие и распространение «теневой экономики»; более высокий уровень доходности преступной экономической деятельности по сравнению с уровнем доходности легальной экономической деятельности; недостаточная интегрированность национальной экономики в мировую и т. п.

Результатом таких противоречий в экономическом развитии страны являются попытки отдельных лиц удовлетворять свои материальные потребности антиобщественным, а зачастую и преступным путем. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что экономические факторы воздействуют на поведение людей опосредованно. Они не детерминируют прямо преступных проявлений, а воздействуют на них, преломляясь через структуру личности преступника.

В экономической сфере особенно криминогенную роль играют противоречия между ростом потребностей людей и возможностями общества по их удовлетворению.

Возрастание потребностей членов общества является вполне нормальным признаком его развития. Растущие потребности людей заключаются в том, что развитие производства постоянно стимулирует возникновение и удовлетворение новых потребностей. Это противоречие свойственно всем общественно-экономическим формациям. В условиях современных производственных отношений оно имеет свое особое криминогенное проявление, порождает криминогенно-активные явления, питающие преступность.

Несбалансированность спроса и предложения вынуждает людей пользоваться услугами дельцов «теневой экономики», способствуя росту их доходов. Как свидетельствуют многочисленные факты, в сфере производства и обслуживания берутся поборы, взятки за предоставление услуг, работы, позволяющей получать высокие доходы. В связи с возрастанием частно-предпринимательской деятельности отмечаются факты получения крупных взяток коррумпированными должностными лицами за выделение в аренду жилых и производственных помещений, оборудования. Дополнительные возможности для злоупотреблений открылись в связи с приватизацией жилья, объектов собственности.

Все это обостряет рассматриваемый круг противоречий. Наживая крупные материальные средства, их обладатели получают возможность в гораздо большей степени не только удовлетворять свои потребности, но и расширять сферу преступных махинаций. Потребности остальных членов общества в товарах и услугах в силу ограниченности материальных средств в значительной мере остаются неудовлетворенными, а это повышает социальную напряженность в обществе.

Криминогенные последствия этого противоречия весьма разнообразны: от обычного бытового недовольства и социального дискомфорта до крупномасштабных конфликтов с весьма трагическими последствиями. В этой связи важен также и виктимологический аспект рассматриваемого явления. Состоит он в том, что у лиц, накопивших большие материальные ценности за счет нетрудовых доходов, обычно концентрируются остродефицитные вещи и дорогостоящие товары. Само по себе наличие у отдельных лиц таких товаров открывает возможность для преступников другого типа (квартирных воров, рэкетиров, мошенников) использовать эти обстоятельства в своих корыстных целях. Известно, что рост нетрудовых доходов способствовал появлению и распространению новых для нашего общества преступлений: рэкета и киднеппинга (похищения детей с целью получения выкупа), заложничества.

Среди многообразных признаков, поразивших в последние годы все сферы нашей жизни, главными являются разрушительная инфляция и глубокий спад общественного производства, падение производственной активности. Это существенно затрудняет решение проблемы стабилизации экономики при сохранении общей стратегии на ее коренную рыночную трансформацию.

Аномальная взаимосвязь между повышением цен и снижением производственной активности обнаруживает себя практически во всех сферах экономической жизни. Как отмечают экономисты, падение производства в большинстве отраслей народного хозяйства оказалось сопряжено с неограниченным взвинчиванием цен производителями-монополистами, например, на материальные ресурсы для аграрного, жилищно-коммунального сектора. Посредством развернувшейся гонки цен многие предприятия с лихвой компенсируют свои финансовые потери от снижения объемов производства. В то же время набравшие силу инфляционные процессы приводят к воспроизводству прежних неэффективных, в основном монопольных, производственных структур.

Наряду с высокой степенью монополизации экономики, отсутствием конкуренции, затянувшимся процессом приватизации опасным криминогенным фактором является коррупция, которая на 90% состоит из взяточничества.

Изложенное свидетельствует о том, что противоречие между потребностями и возможностью общества по их удовлетворению непосредственно влияет на качественные и количественные характеристики преступности и значительно усиливает криминологический потенциал социального неравенства.

Криминогенные последствия имеют и противоречия в социальной сфере. К криминогенным факторам этой сферы относятся недостатки в условиях жизни, организации быта, культуры, социального обслуживания, отдыха, труда, медицинского обеспечения, образования населения. Результатом этих противоречий служат распад семей, обострение миграционных процессов, кризис физического и психологического здоровья, высокий удельный вес умственно неразвитого и психически больного населения, распространение алкоголизма, наркомании, токсикомании и т. п.

Особо негативную роль при этом играют недостатки культурно-бытовых условий жизни людей.

Рассматривая этот вопрос, следует коротко остановиться на исходных понятиях культуры и быта. Если говорить о культуре, то целесообразно рассматривать не столько культуру общества в целом, сколько его культурные нормы. Они являются разновидностью социальных норм и в этом смысле играют роль важнейших средств регуляции поведения.

Культурные нормы – это правила поведения в сфере межличностных отношений, стандарты деятельности в труде и быту, имеющие своей основой духовные ценности общества в целом или его социальных групп. По своему существу культурные нормы совпадают с нравственными и правовыми. Так, в соответствии с теми и другими нельзя хулиганить либо воровать.

Культурные нормы непосредственно связаны с уровнем культуры. В криминологическом плане первоочередной интерес представляют следующие характеристики уровня культуры:

- объем знаний, интерес к интеллектуальным формам занятий в сферах труда и досуга;

- стремление к расширению объема знаний и представлений о жизненно важных ценностях;

- содержание духовных ценностей, находящихся в "арсенале" индивида и его референтных групп (идеалы, стандарты и т. п.);

- характер информации культурно-политического содержания (пресса, литература, радио и телевидение, кинематограф, театральные зрелища и др.);

- этические нормы межличностного общения;

- уровень нравственного и правового сознания;

- бюджет потребления времени.

Каждый из указанных компонентов существует не сам по себе, а лишь в сочетании с другими, и в целом они образуют культурную среду индивида, социальных групп, коллектива, территориальной общности.

Данные криминологических исследований подтверждают непосредственную связь негативных сторон в содержании и уровне культуры с ее криминогенными последствиями.

 

 


Изучение криминогенных аспектов демографических процессов. Урбанизация фактор преступности. Криминогенный влияние миграций населения


Социально-демографические признаки личности преступника охватывают пол, возраст, образование, место рождения и проживания, гражданство, род занятий, стаж работы, семейное положение, принадлежность к определенной социальной группе и другие сведения демографического характера. Эти признаки присущи любому лицу и сами по себе не имеют криминологического значения. Однако в статистической отчетности в отношении лиц, совершивших преступления, социально-демографические признаки дают важную информацию, без которой невозможна полная криминологическая характеристика личности преступников.

Взятые в большой совокупности на уровне преступности вообще на уровне отдельного вида преступлений и подвергнуты статистической обработке в сопоставлении с данными официальной демографической статистики, социально-демографические признаки содержат ценную криминологическую информацию о личности преступников. При таком сопоставлении устанавливаются связи личности преступника с типичными характеристиками всего общества.

Сопоставляя, например, долю мужского и женского населения, вовлеченного в преступную деятельность, исследователи приходят к выводу, что соотношение между женской и мужской преступностью составляет в среднем 1: 8.

Соотношение разных возрастных групп в массе преступности показывает, что наибольшая криминальная активность принадлежит лицам в возрасте 25-29 лет. Распространенность преступности среди лиц, имеющих семью, ниже, чем среди холостяков и разведенных. В большинстве случаев, как показывают наблюдения, семья стимулирует позитивное поведение. Анализ преступности за последние годы свидетельствует о повышении количества преступников за счет лиц без определенных занятий, безработных и мигрантов. Образовательная характеристика указывает па зависимость преступного поведения от уровня образования и интеллектуального развития личности, которые значительно влияют на потребности и интересы человека. Скажем, для тех, кто совершил хулиганство, грабежи, посягательства на личность, характерен низкий образовательный и интеллектуальный уровне. Место проживания часто определяет географию преступности (городская или сельская), а также характер преступности в курортных зонах, "спальных" районах городов, новостройках т.

Из приведенных примеров видно, что социально-демографические признаки дают существенную информацию о личности преступника, которая может быть использована как в научных, так и в прикладных целях, в частности, при разработке и реализации мер профилактики.

 

 


Ксенофобия как фактор преступности


Ксенофобия (Xenophobia) имеет свое происхождение от двух греческих слов «фобия» (боязнь, страх) и «ксенос» (иностранный, незнакомый, иностранец).

Ксенофобия – это иррациональный, постоянный, или чрезмерный страх перед иностранцами или незнакомыми людьми, не обязательно оформленная, поощряемая, терпимая или стимулируемая властями.

Факторы и механизмы, порождающие ксенофобию и другие проявления национальной ненависти (до вполне этаблированного «политического» национализма) - не биологической, а социальной природы. Современное капиталистическое общество устроено так, что особенности его функционирования регулярно затушёвывают в сознании людей тот фундаментальный факт, что все люди равны.

Ксенофобия особенно характерна для тех социальных слоев, положение которых ухудшилось или неустойчиво. Также ксенофобия сильно выражена в различных социальных группах, основным составом которых является молодежь,

Ксенофобическое мышление подчиняется логике угрозы и законам страха. Ксенофоб не чувствует себя в безопасности, он живет с ощущением угрозы. Но его страхи основаны не на реальных причинах, а на иррациональных импульсах. Ощущение угрозы и страх деформируют его восприятие реальности. Ксенофоб опирается не на факты и доказательства, а на подозрения, на собственные проекции тревог и страхов, на приписывание другим мотивов злого умысла, враждебности и разрушения. Поэтому, рационализируя окружающий мир, ксенофоб объясняет и структурирует его в рамках железной логики «своих» и «чужих», которая неизбежно приводит к поискам врага.

Ксенофоб обычно считает, что в проблемах, которые у нас возникают, виноваты конкретные люди, группы или внешние обстоятельства. В этом смысле ксенофобическое мышление можно назвать конкретным. Для ксенофоба характерно двухполюсное восприятие мира: «черно-белое», «добро-зло», «свет-тьма», «реальность-иллюзия» и т.д. Например, в соответствии с этой логикой все, что думает ксенофоб, ему кажется ближе к полюсу истины, а все, что думает его оппонент, к полюсу лжи.

Для ксенофоба характерна глубокая убежденность в своей правоте, единственности разделяемой картины мира или ситуации. Противоречащие этому данные либо игнорируются, либо объявляются подделкой, либо воспринимаются как ложные, измышленные противниками. Субъективно это состояние переживается как борьба истины с ложью, в эмоциональной сфере доминирует чувство высокой собственной значимости, подозрительность, тревога, страх, злоба.

Категорія: Криминология (Семинары)
Якщо Ви помітили помилку в тексті позначте слово та натисніть Ctrl + Enter